Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

Идеология нравственности

 

Елена Бабич, генеральных директор Института нравственности

 

Самый главный аргумент против введения любой монопольной идеологии, в том числе идеологии нравственности, имеет своей опорой ту статью Конституции РФ, в которой сказано: «В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие. Никакая идеология  не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (раздел первый, глава 1, статья 13, пункты 1,2).

В этой связи необходимо заявить следующее:

Во-первых: по умолчанию у нас сегодня монопольно господствует безнравственная, общественно-опасная идеология “обогащения любой ценой”,  – что следует расценивать двояко: или как демонстративное нарушение Конституции РФ, или как сигнал о необходимости замены деструктивной  для государства и общества идеологии на созидательную.

Во-вторых: в отношении категории “нравственности” указанная статья Конституции РФ не имеет силы, потому что в другой статье Конституции РФ говорится: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (раздел первый, глава 2, статья 55, пункт 3). Иными словами: даже в сегодняшней редакции Конституции РФ общественная значимость нравственности имеет более высокий  порядок, нежели общественная значимость прав и свобод человека и гражданина. А посколькуидеология этокомплекс идей и концепций, ориентированных на ценности, то и само существование нравственности иначе как в форме воплощённой идеологии попросту невозможно.

В-третьих: когда мы говорим об «идеологии нравственности» (термин впервые введен в оборот профессором Чигиревым Виктором Анатольевичем и психологом Юнацкевичем Петром Ивановичем в 2004 году, Санкт-Петербург), то нужно понимать, что сам термин “идеология”– это всего лишь дань современной культурной традиции, для которой кажется естественным называть всепроникающее духовное влияние идеологией. Поэтому, если оставить в стороне склочное препирательство о словах, то нужно будет признать, что речь идёт о возврате не столько к “идеологизированному”, сколько к нормальному, т.е признающему верховенство духовных ценностей, обществу. В конце концов, можно говорить не об “идеологии нравственности”, а о “сверхвласти нравственности”, – что опять-таки вписывается в конституционные нормы (раздел перый, глава 1, статья 3, пункт 3), а также в теорию государственности, различающую “идеологическую сверхвласть как руководящий принцип” и “непосредственное управление как орудие претворения руководящего принципа в жизнь”.

 

В-четвёртых: “идеологическое многообразие”, т.е. многообразие в сфере ценностей, ведёт не к “свободе мнений”, а к окончательной “атомизации” и, соответственно, деградации общества. То есть, пункт 1 статьи 13 Конституции РФ сформулирован без учёта различия между многообразием в сфере мыслей и многообразием в сфере ценностей; многообразие второго рода, в отличие от многообразия первого – это фикция, потому что здесь есть выбор только между ценностями и антиценностями (между “добром” и “злом”, говоря языком религиозной традиции). И сохранить саму возможность выбора между ценностями и антиценностями можно лишь, сознательно утверждая ценности, – в противном случае мы остаёмся только с антиценностями, когда фиктивное “идеологическое многообразие” оборачивается, как справедливо отмечают ученые Пётр Иванович Юнацкевич  и Виктор Анатольевич Чигирёв, - “идеологическим безобразием”.

Ещё один аргумент против нравственности как государственной идеологии формулируется так: нравственность невозможно насадить директивным путём.

Профессор Чигирёв Виктор Анатольевич считает, что в этом аргументе много лицемерия. Годы псевдодемократии блестяще доказали, что с помощью средств массовой информации (органов директивного управления сознанием через эмоции) можноочень эффективно насаждать всё то, что способствует нравственному разложению и деградации общества.  А это значит, что с точно  такой же эффективностью и с помощью точно таких же средств можно насаждать в обществе и всё то, что нравственно  укрепляет и оздоровляет его. Другое дело, что настоящий расчёт здесь – не на средства массовой информации, а на те педагогические системы, руководящим принципом которых является идея примата нравственного воспитания над профессиональным.

Конечно, мы не питаем иллюзий насчёт реального положения вещей и признаём, что «нравственность, как и талант, даётся не каждому» (А.С.Пушкин). Но мы считаем при этом, что не имеем права закрывать глаза на те отрицательные последствия, которыми оборачивается для подавляющего большинства наших граждан отсутствие нравственности у их меньшинства. А моральное право на защиту нравственности как традиционной ценности нам даёт взгляд на проводимую сегодняшней российской властью политику как на курс, насаждающий и легитимирующий под предлогом “деидеологизации” самую обычную “идеологию агрессивной безнравственности” (смотри работы В.А. Чигирева и П.И. Юнацкевича: «Нравственный путь безнравственной цивилизации», 2005; «Демократия умерла? Да здравствует демократия!», 2006; «Глобальное управление и принцип нравственности», 2006).

Тем не менее, налицо требующий безотлагательного решения вопрос: где формальные критерии определения того, что считать нравственным, а что – безнравственным?

Мы вполне отдаём себе отчёт в необычайной сложности  вопросов, связанных с проблемными аспектами культурно-исторической категории “нравственности”. Но мы понимаем и то, что реально наблюдаемая нравственность, воплощённая в практическом поведении людей, нуждается не столько в академической, сколько в общественной оценке. Поэтому в качестве генерального (но не единственного) направления своей работы мы сознательно выбираем область нравственности как операциональной категории, определяя её как “ненанесение ущерба себе, окружающим и среде обитания, гармонию духовных и материальных устремлений и действий, баланс прав и обязанностей”

 Данная формула, называемая Юнацкевичем Петром Ивановичем и Чигиревым Виктором Анатольевичем “принципом нравственности” (“нравственным принципом”), представляет собой не благонамеренное пожелание, а  своего рода “квинтэссенцию” общечеловеческого опыта.

Во-первых,  она является социальной технологической оптимизацией пророческих Заветов; но в Заветах  функция нравственности предельно максимизирована («Возлюби Господа Бога своего всем сердце твоим…»; «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» – Мтф. 22: 37-39), а у нас она минимизируется, – поскольку методологически оценивать ущерб гораздо проще, чем выгоду (в силу неполноты знания).

Во-вторых,  данная формула – это не более чем изложение другими словами положений Конституции РФ, отраженных в статьях 55 и 58 (раздел первый, глава 2).

В обоих случаях данная формула, называемая нами “принципом нравственности”, обнаруживает свойства универсального инструмента идеологической сверхвласти нравственности: она “работает” и как средство оценки деятельности субъектов («судите по делам их»), и как орудие решения текущих проблем (на основе расширенного использования экспертных процедур при определяющей роли нравственного координирующего начала).

Самое же главное: принцип нравственности абсолютно совместим с любым социально-политическим строем (с монархиями, демократиями и т.д.); на его основе купируются недостатки любых форм государственного устройства, при одновременном  сохранении их лучших свойств.

 Являясь, по сути, предельной операционализацией требований духовного характера, принцип нравственности создаёт такой угол зрения на проблему организационного управления, при котором в центре внимания оказывается связь нравственности как безусловной традиционной фундаментальной ценности с живой управленческой практикой. А критерием соответствия управленческих решений нравственным стандартам становится очевидность их социально-ориентированного характера.

Мы считаем, что это и есть “национальная идея России” в её современном воплощении, отвечающем духу времени и требованиям момента. Можно даже сказать что без принятия принципа нравственности гармоничная «не репрессивная» реализация идеи примата общественных интересов над личными попросту неосуществима.

Вы здесь: На главную Идеология нравственности