Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

Нравственные горизонты успеха для "Газпрома"

Юнацкевич Петр Иванович

Герасимов Юрий Николаевич

Международная академия социальных технологий

www.pan-i.ru

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.



Как отмечает Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, «Газпром» последовательно наращивает свой потенциал, прежде всего по добыче газа: выведено на полную мощность Заполярное месторождение, на Ямале создан крупный центр добычи «голубого топлива», пущен газ со стратегически важного Бованенковского месторождения.

В целом только новые мощности, которые введены в эксплуатацию за последние 20 лет, способны давать 447 миллиардов кубических метров газа в год. Это практически равно ежегодному потреблению газа внутри самой России.

 

Что касается транспортировки, то за два десятилетия протяжённость трубопроводной системы «Газпрома» увеличилась на длину, равную земному экватору, – на 40 тысяч километров.

Введены в эксплуатацию первая и вторая нитки «Северного потока». На очереди строительство «Южного потока». Полностью интегрирована в систему компании газовая инфраструктура Белоруссии.

«Газпром» улучшил систему газоснабжения Белоруссии, сделал ее более стабильной, а люди стали получать достойную заработную плату.

«Газпром» активно участвует в создании ресурсного потенциала для развития Сибири и Дальнего Востока: запущен трубопровод «Сахалин – Хабаровск – Владивосток».

«Газпром» планирует строительство магистрального газопровода из Якутии («Сила Сибири»), а также создание Единой системы газоснабжения на востоке России.

«Газпром» - это очень большие возможности и широкие полномочия, которые переданы Россией для обеспечения устойчивого функционирования и безопасности газотранспортной системы, чтобы своевременно и качественно обновлялись основные фонды, чтобы доступ к «трубе» получили все участники рынка.

Важно обеспечивать не только бесперебойные экспортные поставки. Соразмерную цену платят за газ и иностранные и отечественные российские потребители. Все они рассчитывают на надёжное газоснабжение.

«Газпром» всегда работал на страну и для страны, обеспечивал стабильность экономики, ресурсы для социальных программ. Именно на «Газпроме» в самые тяжелые экономические годы лежала практически вся экономика. «Газпром» способствовал укреплению позиций Российского государства на международной арене.

Сегодня работа на благо России – это больше, чем пополнение бюджета для решения стратегических задач развития. Миссия «Газпрома» гораздо шире. У «Газпрома» впереди много сложных международных проектов, которые должны изменить расстановку сил на глобальном энергетическом рынке. Это и освоение Ямала, и шельфа Арктики, расширение присутствия России на внешних торговых площадках.

Решение этих задач потребует организации новых производственных мощностей, внедрения передовых технологий и инновационных решений в сфере корпоративного управления, производства, оборудования и сбытовой деятельности.

В результате должны быть освоены новые рынки сбыта, поддержаны в других странах новые потребители на уровне малых, средних и крупных предприятий, в том числе в производственном секторе, а значит, открыты новые возможности для людей создавать своё дело, опираясь на «Газпром».

При этом важно, чтобы поставщиками «Газпрома» были российские компании, которые выпускают действительно лучший в мире и отвечающий мировым стандартам продукт.

Чтобы успешно решать все поставленные задачи, нужны новые проекты и технологии. Важно быстро, гибко реагировать на изменение ситуации, на новые вызовы, видеть тенденции развития рынка, уметь договариваться с партнёрами, создавать новые деловые нравственные (без взаимного вреда) отношения. И только так можно удержать первенство в глобальной конкуренции. А эта конкуренция будет только расти.

Необходимо последовательно избавляться от всего, что тянет «Газпром» вниз, мешает её динамичному развитию, даёт повод для её обвинений в неэффективности. Речь в первую очередь идёт об улучшении корпоративного управления, повышении прозрачности, минимизации издержек.

Один из возможных способов повышения глобальной конкурентоспособности «Газпрома» является усиление влияния «Газпрома» за рубежом.

Влияние– способность социального субъекта создавать и предотвращать угрозы (управление угрозами и с помощью угроз). Обеспечивает различные виды доминирования на рынках сбыта и т.д.

Хаос, который пытаются сеять конкуренты «Газпрома» на отечественном рынке сбыта, частично удается. Нестабильность социально-экономических процессов, падение платежеспособности потребителей, сворачивание отечественных инвестиционных процессов и отток капитала за рубеж – все это вызвано таким явлением как «управляемый хаос».

Не менее успешно действуют конкуренты «Газпрома» и на внешних рынках сбыта. Информационная война против российских лидеров приводит в итоге к снижению объема продаж. Потеря доверия к России в странах-импортерах равносильна потере денег для России.

Энергетическая политика на внутренних и внешних рынках «Газпрома» требует социальной стабильности, достигнуть которой возможно ассиметричным ответом. Хаос там, где его рождают для России – важное условие стабилизации внешних и внутренних социально-экономических процессов, от которых зависит экономика «Газпрома».

Сегодня информационная война стала одним из важных инструментов достижения глобального влияния. В этой войне задача – сеять хаос на территории торгового конкурента и защищать свой рынок сбыта.

Война за рынок сбыта и наука об этой войне (военная наука), цвет которой всегда сосредотачивался в центральных органах военного-политического управления, имеют древнюю историю. Развитие человечества было тесно связано с войнами за рынки сбыта и права ведения торговли, в ходе которых обновлялись элиты, происходил передел собственности и сфер влияния. При подготовке от одной войны к другой осуществлялся переход от одного технологического уклада к другому. Однако разработка и применение нового вооружения и техники требовали особой мобилизации человеческого ресурса, мотивации на риск умереть с оружием в руках, непрерывной ротации элит, чтобы иметь адекватное угрозам руководство силами и средствами нападения и обороны. Эту задачу решали постоянные собрания воинов, военных начальников, высшего руководства государств. В итоге произошло создание и обособленное развитие такой социальной группы (касты) как воины, от мастерства и мотивации которых зависело благополучие властных светских, духовных и торговых элит любого общества, ведущего торговую деятельность.

В процессе развития военного дела и науки возникали важнейшие военные ритуалы и традиции, сохранение и приумножение которых позволяло на тактическом уровне слабо вооруженной стороне одерживать победу над более подготовленным и оснащенным противником.

Чувство хозяина страны давало воину такие силы, которые позволяли ему идти до конца в вооруженной схватке и одерживать победу, в том числе и ценой собственной жизни. Потеря чувства хозяина лишала воина чувства доверия своему руководству. В итоге армия становилась небоеспособной при высокой технической оснащенности и боеготовности отдельных частей и подразделений.

Проблема небоеспособности для армии любой страны мира являлась основной причиной трагедии своего государства. Потеря рынка сбыта и дальнейших крах государства начинались с потери чувства доверия ее солдат, офицеров, генералов и адмиралов к собственному руководству. И только, когда с мнением воинов и воинских начальников всех рангов считались, начинались победы и расширения владений и собственности управленческих элит, возникало благосостояние победителей, торговля велась успешно. Военные сопровождали торговцев, обеспечивая им защиту и расширение территории торговой деятельности там, «где хозяйствовал свой меч».

Однако говоря о специфике России в истории мирового военного дела и науки, феномен милости, жалости к побежденному противнику, приятие его на равных в свои ряды делало военное искусство русских превосходным над военным искусством других народов мира. Специфика торговли славян заключалась в приоритете торговли сырьем. Войны за рынки сбыта славяне вели на приграничных территориях, не разоряя и не грабя местное население. Преимущество торговой политики славян было во взаимной выгоде. Они не приходили ограбить своих покупателей. Они несли мир, укрепляли его смешанными браками, руководствовались коллегиальными решениями своей общины и общины своих торговых партнеров. В итоге торговая политика русских пользовалась большим успехом. Свидетельство тому объемные территории, которые достались современным гражданам России от предков и организаторов побед славянского, русского купца и воина, советского солдата и торговых партийных органов времен СССР над агрессорами и недружелюбными соседями, избравшими тактику торговли «мечем и огнем», «прийти, увидеть, забрать».

И такому историческому славянскому, русскому, советскому торговому наследию многие транснациональные торговые корпорации питают ненависть. Вопрос о развале такого торгового конкурента как России (приемник бывшего СССР) актуален для них сегодня как никогда. Опасаясь последствий ядерной войны, мировые элиты, сосредоточившие в своих руках инструменты глобального влияния, резервируя традиционные силы вооруженного насилия, перешли к применению новых инструментов влияния, таких как средства массовой информации, IТ-технологии и медиа-технологии, социальные сети, высокие гуманитарные и социальные технологии и т.д. Они сеют хаос, поддерживают коррупцию в стране, которая для них не только конкурент, но и просто не хочет бесплатно отдавать свои национальные торговые ресурсы.

Удивительно, что для удержания рынка сбыта можно создать еще несколько тысяч современных танков, подводных лодок, ракет стратегического назначения и не услышать на этот счет международного гнева социальных паразитов.

Но стоит всерьез заняться производством новых инструментов глобального влияния, и тут же у инициаторов этого дела начинаются самые невероятные проблемы, вплоть до летального исхода.

Инструменты глобального влияния (орудия нелетальной войны), направлены, как правило, на подрыв чувства доверия населения страны-жертвы к своему руководству и национальным торговым компаниям. Также используя подкуп региональных вождей, собственники инструментов глобального влияния добились существенных успехов в ведении настоящих информационных и административных войн, позволивших парализовать конкурирующие им торговые организации.

В современном массовом сознании экономическая карта мира выглядит как совокупность более или менее суверенных государств и их армий, где экономически развитые страны суверенны в большей, а экономически неразвитые – в меньшей степени. Между тем действительная картина весьма далека от предполагаемой. На самом деле “государство” – это всего лишь одна из многочисленных форм организации в ряду других аналогичных форм: от кратковременной “толпы”, создаваемой по определённым технологиям в тех или иных экономических целях, до транснациональных корпораций (ТНК), с разнообразными промежуточными формами (“союз промышленников”, “общество кришнаитов”, “международное движение зелёных” и т.п.). И если в предыдущие века образцы эффективности по части управления обществами задавали “государства” (что и фиксируют штампы массового сознания), то современный экономический пейзаж характеризуется уже иной расстановкой сил.

Главными “героями” в новой расстановке сил и контроле рынков сбыта энергоресурсов являются транснациональные корпорации (ТНК) – самые мощные из всех существующих ныне организаций. Таковыми они стали благодаря использованию тех методов управления, которые исторически зарекомендовали себя как наиболее эффективные. Вот почему деятельность сегодняшних ТНК немыслима без опоры на идеологическое обеспечение, без приоритета общего над частным, без достаточно жёсткого управления, без коллективного обсуждения проблем и без персональной ответственности за принимаемые по ним решения.

Именно потому, что ТНК стали самыми эффективными (с управленческой точки зрения) организациями, они всё более успешно начинают диктовать свою волю остальным организациям – национальным и многонациональным государствам, сковывать политическое руководство данных стран. Всеми средствами глобального влияния ТНК, в буквальном смысле слова, предписывают государствам и конкурирующим организациям запрет на те формы идеологического обеспечения управления, благодаря которым сами окрепли. Налицо, таким образом, своего рода недобросовестная конкуренция. Вот почему в законодательной базе всё большего числа государств и национальных торговых корпораций исчезает право на господствующую идеологию, на жёсткое управление, на действенный контроль за частным бизнесом. И вот почему средства массовой информации сплошь и рядом проводят политику разрушения охранительных устоев общества, исполняя антисистемный, антисоциальный и антигосударственный заказ ТНК, которым интересен только один результат – хаос на территории страны-конкурента и в конкурирующих организациях.

В число государств, контролируемых ТНК, входит и современная Россия с её по форме государственными, а по сути принципиально отличными от государственных управленческими структурами (это тоже одно из ноу-хау ТНК). Не удивительно поэтому, что в управленческой мысли правительства РФ наблюдается иногда смешение понятий.

Например: бывший советник президента России А.Илларионов, критикуя антигосударственную политику РАО ЕЭС за подготовку поставок электроэнергии в КНДР и за одновременное обещание сократить их для Москвы, говорит в связи с этим об РФ как о недееспособном “корпоративном государстве” («Неосторожные мысли Андрея Илларионова» // «Ваш тайный советник», №5, 2006). Но ведь государство РФ и РАО ЕЭС – это совершенно разные организации: РАО ЕЭС лишь формально является государственной компанией, а по сути оно давно уже имеет все признаки ТНК.

На самом деле дееспособным государством Россия стала бы как раз лишь в том случае, если бы нашла в себе волю и силы стать настоящим “корпоративным государством”, т.е. если бы она смогла вернуть себе все те эффективные методы управления, право на которые монополизировали ТНК. Очевидно, что «Газпром» должен стать первой российской компанией, которая вопреки желанию конкурентов, разработала и взяла на вооружение новые методы глобального влияния – высокие гуманитарные и социальных технологии (технологии последующего технологического уклада). Корректное применение данных технологий обеспечивает на нужной торговой территории стабильность, а хаос сеет там, где не этично ведут себя конкуренты.

Страны, избравшие постепенный переход, сделавшие упор на создание институциональной инфраструктуры, включающей правовую систему решения проблем корпоративного управления, в общем и целом добились лучших результатов» (Джозеф Ю. Стиглиц. Человеческое лицо глобализации // Политический журнал, №7, 2004). «Не только в России, но и в других странах свободное движение капитала затрудняет меры по перераспределению благ, меры, призванные сделать распределение более “честным”, равномерным, таким, которое поддержало бы институты демократии. Опасения, что в условиях свободного движения капитала Уолл-стрит приобретает неправомерно большое значение на выборах в других странах, ясно подтвердились в Бразилии. Китайский опыт свидетельствует о том, что страна может внедрить контроль за движением капитала и при этом привлекать большие объёмы прямых иностранных инвестиций. И Китай, и Малайзия показали, что подобное вмешательство государства может быть организовано без коррупции и значительных отрицательных побочных эффектов» (там же; выделено нами).

Российское государство исторически складывалось как военно-торговая корпорация. Сегодня оно утратило признаки военно-торгового корпоративного устройства. Тем острее стоит перед ним задача их восстановления в современных условиях глобализационного процесса. Ясно, что восстановление эффективного военно-торгового управления и повышение его профессионального уровня, а, следовательно, обуздание таких всемирно-универсальных явлений, как, с одной стороны, коррупция, а с другой терроризм –возможны только военно-корпоративными методами. Получается, что без данной методологии «Газпрому» как национальному торговому лидеру, не приобрети международного влияния, наподобие современных ТНК.

Главное в корпорации любого уровня – это идеология. Любая организация начинается с фиксации какого-то очень важного для неё смысла, интереса, идеи. И чем организация больше – тем значительнее руководящие ею смыслы, интересы, идеи: от коллективного обогащения до мирового господства. И здесь возникает вопрос об издержках: за чей счёт? Или за счёт чего? – Отношение к издержкам и определяет в конечном счёте “лицо” организации – её идеологию. Предельно же обобщённых, максимально широких идеологий, доведённых до статуса “высших общечеловеческих ценностей” – в мире только две: идеология обогащения любой ценой и идеология совести, нравственности (не вреди себе, соседям, среде ни мыслью, ни словом, ни делом; созидай для себя, соседей, среды мыслью, словом, делом; Институт нравственности, www.inrav.ru).

В ТНК, изначально возникших как инструменты господства над миром посредством финансов, принята на вооружение идеология первого типа. А в государствах, с их традиционной ориентированностью также и на решение социальных проблем, никогда до конца не исчезала, да и в принципе не может окончательно исчезнуть, идеология второго типа. Этим во многом объясняются иногда явные, а ещё чаще неявные противоречия между государствами и ТНК на идеологической почве.

Данные идеологические противоречия имеют не только политическое, но иисториософское измерение. По сути, перед нами – говоря языком религиозной традиции – классическая борьба добра со злом, где в роли “добра” и “зла” выступают, с одной стороны, идеология нравственности, а с другой – идеология обогащения любой ценой. И в этой связи нужно хотя бы в самых общих чертах определиться с понятиями “добра” и “зла”, вокруг которых наросли целые завалы философских и околофилософских спекуляций.

Расхожее представление о “добре” и “зле” исходит из идеи относительности этих понятий, а материалистическая философия эту идею “онаучивает”, утверждая, что в концептах “добра” и “зла” присутствуют конвенционально-условные, релятивные по своей природе признаки. Иную же точку зрения даёт античная традиция, восходящая к древнейшим формам сознания и унаследованная позднейшим христианством. Согласно ей, “зло” в его отношении к “добру” понимается как отчуждённость от прежнего всеединства (неоплатоническая парадигма), как отсутствие полноты свойственных нам благ, как недостаток добра (Дионисий Ареопагит), как “зажмуренность” в сравнении с открытым взглядом на мир (православное решение проблемы). То есть, общим знаменателем второй точки зрения может считаться взгляд на “добро” как на целостное представление о мире, а на “зло” – как на “урезанное”.

Нам вторая точка зрения на “добро” и “зло” представляется гораздо более фундаментальной и глубокой, нежели первая, уже только потому, что она изначально включает в себя и полностью объясняет материалистическую точку зрения, “урезанную” по сравнению со второй за счёт объявления духовной сферы бытия “небазовой”, “надстроечной”, “вторичной”. С позиций второй точки зрения идеология обогащения любой ценой, действительно, выглядит чем-то инфантильным, недоразвитым – не учитывающим общественного интереса в целом. А взятая на вооружение идеологами обогащения любой ценой концепция “относительности добра и зла” выглядит не более чем попыткой теоретически оправдать свой инфантильный эгоизм.

В свете сказанного в России по умолчанию вот уже двадцать лет господствует “зло” – идеология обогащения любой ценой. Плоды этой идеологии – у всех перед глазами. Поэтому Россия стоит сегодня перед решающим выбором: или вообще закончить свой исторический путь самостоятельного государства, или, избавившись от исторического беспамятства, воспользоваться уникальностью той ситуации, в которую она попала вследствие полного разрушения в ней (под негласным руководством ТНК) социального государства. Во втором случае она вполне могла бы показать всем другим странам (обречённым в перспективе на то же самое, что случилось с ней), путь смены парадигмы с материальных приоритетов на духовные.

«Газпром», являясь важнейшей составной частью современной России, не смог уберечься от деструктивного влияния идеологии обогащения любой ценой. Часть отдельных руководящих кадров и технического состава пополнили списки криминальной хроники современной России. Поэтому остро стоит вопрос об идеологическом обеспечении «Газпрома». Подразделения «Газпрома» по корпоративной защите тут должны играть решающую роль в управлении идеологическим обеспечением корпоративного строительства и торговой деятельности на внутренних и внешних рынках.

Немыслима сегодня деятельность структур корпоративной защиты «Газпрома» без опоры на новое идеологическое обеспечение корпоративного управления, торговой деятельности, без приоритета общих интересов сотрудников «Газпрома» над частными, без коллективного обсуждения проблем корпоративного строительства и торговли, без персональной ответственности за принимаемые по ним решения в сферах:

1) стратегическое планирование по расширению сфер влияния «Газпрома»;

2) создание, применение и развитие корпоративных глобальных средств и инструментов влияния;

3) реализация планов сбыта «Газпрома», профессиональное использование кадров «Газпрома»;

4) организация корпоративной защиты и нападения для достижения поставленных целей и задач;

Глобальная большая война за рынки сбыта идет! Питает эту войну неуправляемый кризис в сфере межукладных противоречий. Начался переход к шестому технологическому укладу, идет работа над использованием новейших инструментов глобального влияния и начинается новый предел рынков сбыта, последствия которого непредсказуемы.

В этих условиях роль структур корпоративной защиты «Газпрома» становится ключевой. Новейшая корпоративная защита дополняется нелетальными, полувоенными и невоенными гражданскими методами и способами ведения борьбы и управления данной борьбой за рынки сбыта. Возникли новые частные военные и полувоенные специальности, о которых не могло идти речи еще в начале 2000 года. Конкурентоспособность, корпоративная защита, гражданская дееспособность стали взаимозависимыми процессами. Получение социально-активного нравственного специалиста стало залогом получения конкурентных преимуществ и глобального влияния.

Перед структурами корпоративной защиты «Газпрома» возникают такие задачи, которые не решались до 2013 года – это задачи разработки корпоративных проектов, планов на глобальное влияние, создание хаоса в организациях, ведущих необъявленную информационную войну против России и ее «Газпрома».

Сегодня эффективность корпоративных проектов «Газпрома» определяется следующими факторами:

уровнем консолидации управленческой корпоративной элиты;

степенью интегрированности членов корпорации;

наличием общих материальных и социальных идей и взглядов;

работой социальных лифтов, обеспечивающих пополнение элит профессионалами «снизу»;

а также нелетальных репрессий, способствующих выпаданию наиболее безнравственных лиц из органов управления, дискредитирующих своим присутствием на корпоративной должности саму идею российской корпорации.

Структуры корпоративной защиты «Газпрома» вынуждены становиться не столько центральным корпоративного управления, но и основным органом оперативного управления структурами и кадрами корпорации, координатором глобального влияния России и ее союзников и партнеров.

Сегодня структурам корпоративной защиты «Газпрома» важно выработать и реализовать новую стратегию, оперативное искусство и тактику современной войны и непрерывного нелетального противоборства за рынки сбыта.

Для разработки данной стратегии важно определить образ врага, чтобы каждый член корпорации мог его распознать, и с усердием подвергать нелетальным коррегирующим воздействиям.

Враг и наносимый им вред – это буквально движущая сила торговли и экономической истории.

Интересной идеей для четкого определения образа универсального врага является предложение доктора военных наук, профессора Чигирева Виктора Анатольевича и психолога Юнацкевича Петра Ивановича (Международная академия социальных технологий; www.pan-i.ru; www.osbpani.spb.ru) такого понятия как социальный паразит.

Социальный паразитизм– способ существования социального субъекта (физического или юридического лица, группы лиц, организации, государства и т. д.), пораженного идеологией личной наживы любой ценой, следствие культа «золотого тельца», стяжательства и двойных моральных стандартов. Социальный паразит стремиться жить за счет других людей, не участвуя в созидательном труде.

Пути профилактики социального паразитизма – гражданский контроль и массовая этическая оценка результатов деятельности социального субъекта.

Социальный паразит – это внешний враг, он не собирается вести равную взаимовыгодную торговлю, он собирается отобрать «все, что нажито непосильным трудом».

Социальный паразит – это внутренний враг, который не собирается эффективно торговать, «ему важно получить еще несколько заработных плат, взять свой откат, и вовремя уйти с должности, отдав силовикам отступные, чтобы взяв как можно больше, унести как можно дальше, и жевать как можно дольше».

Имея четкий образ внутреннего и внешнего врага можно строить адекватную стратегию современной войны за рынок сбыта, ее тактику и нарабатывать искусство операций по ограничению социального паразитизма на внутренних и внешних рынках.

По мнению профессора Чигирева Виктора Анатольевича, явление социального паразитизма носит глобальный характер, и поэтому инструменты работы с этим явлением должны обеспечивать эффект глобального влияния.

Таким образом, главной идеей современной войны за рынки сбыта становится не ограбление, ликвидация конкурентов, вывод из строя органов управления конкурирующей ТНК, манипуляции общественным сознанием потребителей продукции, паралич инфраструктуры и экономии конкурирующей ТНК, - а навязывание социальным паразитам такого поведения, которое они не хотят принимать, но вынуждены делать. («Тут вам не это», «бесплатно и безнаказанно не заберете»). Лица с нетрадиционным нравственным поведением (все себе, никому ничего), паразитирующие над массой социальных субъектов, под определенным давлением должны изменить свою ориентацию на нравственные ориентиры: не вреди себе, соседям среде ни мыслью, ни словом, ни делом, т.е. не вреди нашей торговле сырьем.

Ну а если социальный паразит не может изменить свою нетрадиционную нравственную ориентацию, с ним, как показывают исследования институтов Международной академии социальных технологий (www.pan-i.ru), происходит социальное самоубийство (суицидальное поведение социального субъекта, самоубийство социального субъекта). Он разваливается вначале как определенный социальный субъект, затем распадается на организационном и биологическом уровнях с разным, в том числе и летальным эффектом.

Имея образ врага, сотрудники национальной корпорации будут консолидированы на дискурсивной основе.

Направленный (сетевой) дискурс – специальная процедура детального анализа и оценки социальных действий социального или квази-социального субъекта, осуществляемая с помощью информационных концентраторов. Является самой серьезной угрозой для социально-паразитических структур. Особенно эффективна при комбинированном применении средств пятого и шестого технологических укладов. Например, традиционных СМИ и гипертекстовых сетевых информационных концентраторов.

Кроме того, процедура направленного дискурса обладает креативными возможностями по созданию как гиперманипуляторов (генераторы слухов, легенд и тому подобное), так и антиманипуляторов.

Только активность и инициативность сотрудников национальной корпорации по совершенствованию корпорации и ее управлению на специально-организованных дискурсивных площадках позволит повысить конкурентные преимущества «Газпрома»:

- персональная безответственность руководства всех уровней;

- отсталость в информационной и технологической сфере;

- бесполезность как ТНК.

Мотивация корпоративного экспертного сообщества возможна через создание нового корпоративного социального института – «эксперты «Газпрома» (квалифицированное сетевое сообщество «Газпрома»), которая позволит качественно применять ценных специалистов в интересах обеспечения глобального влияния.

Для устойчивого развития «Газпрома» необходимым условием является солидарность и согласие сотрудников «Газпрома». Для кадров всех уровней «Газпрома» важно воссоздание справедливого бытия. Важно, чтобы они научились идентифицировать лиц нетрадиционной нравственной ориентации в органах корпоративной управления, и им нужен идеал – нравственный руководитель. Как решить эту задачу? Только новыми инструментами глобального влияния.

В заключении можно отметить, что в управленческих элитах, контролирующих рынки сбыта, ротация кадров зачастую осуществляется местными административными преступными группами (или административными бандформированиями) в их личных материальных интересах. Это обстоятельство является главным источником угрозы для сбытовой политики корпорации.

Идеологическое обеспечение деятельности административных бандформирований основано на всевластии денег. Неадекватные запросы за приобретение доли рынка сбыта являются основанием для оказания на данное бандформирование нравственного воспитывающего воздействия своими инструментами глобального влияния.

Прямой итог деятельности административных бандформирований: большинство экономических планов срывается, объемы продаж падают, осуществляется воровство торговых ресурсов.

В регионах сбыта энергетической продукции начались деструктивные процессы, грозящие потерей объемов продаж. Местные административные бандформирования ведут неадекватный торг долями (квотами) подконтрольного им рынка сбыта, ликвидируют (саботируют) конкурирующую производственную базу, поддерживают коррупцию там, где им это выгодно.

ПРЕДЛАГАЕТСЯ:

1. Консолидировать деятельность кадров в сфере энергетики на базе корпоративной идеи нравственной торговли (торговли не во вред покупателям, «торговля не во вред», «торгуй и не вреди»)– принцип нравственности в экономике.

2. Углубить демократию путём стимулирования и “запуска в работу” новых организационных форм диалога (дискурса) между квалифицированными кадрами и руководителями в энергетической сфере – Государственно-общественных научных экспертных советов. Речь идёт о постоянном квалифицированном диалоге между сообществом нравственно-ориентированных специалистов и лицами, принимающими как государственные так и корпоративные решения в сфере энергетики и торговли национальными ресурсами. Процедура диалога предполагает, наряду с содержательным анализом результатов деятельности лиц, принимающих государственные и корпоративные решения, также и нравственную оценку их деятельности. По результатам всестороннего дискурса субъект, наносящий ущерб, удаляется из корпоративного властного цикла по нравственным основаниям – принцип глубокой торговой демократии.

По мнению Научного консорциума высоких гуманитарных и социальных технологий (www.scicomcis.spb.ru), ключевая задача «Газпрома» – стать национальным центром глобального влияния России – обеспечить способность российских социальных субъектов создавать и предотвращать угрозы (управление угрозами и с помощью угроз). В итоге «Газпром» должен обеспечивать различные виды доминирования российских организаций и деловых партнеров в глобальной экономике – в этом залог совершенства корпоративной организации «Газпрома» и государственной организации России.

Запуск новых проектов влияния «Газпрома» существенно повысит его глобальную конкурентоспособность, позволит достигнуть всех поставленных целей и намеченных проектов. Потому что быть лидерами – это в характере «Газпрома».

Как отмечает Владимир Владимирович Путин, Президент России, «Газпром» умеет преодолевать трудности, в непростых, а порой и суровых условиях решать самые сложные задачи, и решать их на «отлично».«Газпром» всегда был первым во всех экономических начинаниях России. И усиление глобального влияния – вполне реальная задача для «Газпрома».





Сведения об авторах:

Юнацкевич Петр Иванович, президент Международной академии социальных технологий

Герасимов Юрий Николаевич, руководитель Московского отделения Международной академии социальных технологий

Вы здесь: На главную Нравственные горизонты успеха для "Газпрома"