Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

2. ЗОМБИРОВАНИЕ ПО-АКАДЕМИЧЕСКИ (курс лекций)

2. ЗОМБИРОВАНИЕ ПО-АКАДЕМИЧЕСКИ (курс лекций)

 

Лекция 2. ФИКЦИЯ «СВЯЗНОГО НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ»

 

Считается, что именно материалистический взгляд на окружающий мир послужил причиной бурного роста научного знания о природе и обществе. Отчасти это, действительно, так, потому что наука, как особая форма представлений о мире, началась с изучения именно материальных его проявлений. Но с момента превращения материалистической науки в связное эволюционно-историческое мировоззрение, основанное на умозрительной и чисто условной схеме развития (см. лекцию 1), начались её принципиальные расхождения с эмпирической фактологией. Что и было замечено специалистами с самостоятельной методологической позицией.

Так, уже В. И. Вернадский, не только выдающийся геобиохимик, но и незаурядный историк и методолог науки, доходчиво объяснил принципиальную разницу между двумя смысловыми пластами научного знания: между тем их пластом, который явлен в связной научной картине мира, и тем,  который явлен в «чистой эмпирике». Об истоках связных представлений о мире он писал, что они вошли в науку «не из наблюдений фактов, а из готовых, чуждых науке, представлений религиозных и философских, что мы можем научно точно доказать, исходя из истории научной мысли». А вот его соображения о «чистой эмпирике»: «Правильным является… стремление, всё более и более преобладающее в научных исканиях… подходить к изучению явлений жизни чисто эмпирически, считаться с невозможностью дать ей “объяснение”, т. е. дать ей место в нашем абстрактном космосе, научно построенном из моделей-гипотез» (курсив мой ― С. Г.).

Свидетельством истинности эмпирически-полученных научных данных Вернадский считал как раз их необычность, их несовместимость с традиционными философскими представлениями: «Эмпирическое обобщение, ― писал он, ― раз оно точно выведено из фактов, не требует проверки. Оно может существовать и быть положено в основу научной работы, даже если оно является непонятным и противоречит господствующим теориям и гипотезам». «Эмпирическое обобщение опирается на собранные индуктивным путём факты, не выходя за их пределы и не заботясь о согласии или несогласии полученного вывода с другими существующими представлениями о природе. В этом отношении эмпирические обобщения не отличаются от научно-установленных фактов: их совпадение с нашими научными представлениями о природе нас не интересует, их противоречие с ними составляет научное открытие».

«Эмпирическое обобщение может очень долго существовать, не поддаваясь никаким гипотетическим объяснениям, являться непонятным и всё же оказывать огромное благотворное влияние на понимание явлений природы. Но затем часто наступает момент, когда оно вдруг начинает освещаться новым светом, становится областью создания гипотез, начинает менять наши схемы мироздания и само меняться. Очень часто тогда оказывается, что в эмпирическом обобщении мы имели не то, что думали, или в действительности имели много больше, чем думали».

Общий вывод В. И. Вернадского: «Распространение научного мировоззрения может даже иногда мешать научной работе и научному творчеству, так как оно неизбежно закрепляет научные ошибки данного времени. <…> К тому же это философское построение связано с материализмом, тем течением мысли, которое было живым в конце XVIII, середине XIX в. и которое в тех проявлениях, в каких оно выражено в современной науке, является историческим пережитком…».

Ясно, что такие высказывания Вернадского не могли найти должного понимания и отклика в современной ему академической среде. Да и сегодня они выглядят несколько необычно. А, как следствие, в массовом научном сознании до сих пор господствует стойкое и вполне искреннее убеждение, что эволюционно-историческая картина мира является единственно-возможной и безальтернативной общенаучной парадигмой, под которую должна подвёрстываться вся эмпирическая фактология.

Но нынешняя ситуация сложнее, чем во времена Вернадского: если взгляды того просто замалчивались, то сегодня несогласие с общенаучной парадигмой и вовсе поставлено в положение «вне науки». Это видно из тех «стрел» в адрес несогласных, которые отражены в  Предисловии к первому номеру ежегодного бюллетеня «В защиту науки» (издание Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН, 2006 г., предисловие подписано редакционной коллегией из 12 человек). В частности, там заявлено следующее: «Для достижения своих корыстных целей идеологи лженауки утверждают, что “официальная научная парадигма” устарела, что настаёт  эра нового знания, в которой “догматической науке” не будет места».

Дело, конечно, не только в том, что за мнением Комиссии скрывается некий административный ресурс. Дело ещё и в том, что сама многодесятилетняя привычка учёных жить в инерционно сохраняющемся парадигматическом поле по принципу «шаг вправо, шаг влево от руководящей линии карается недопущением в академическое сообщество» давно уже отбила у них охоту и способность самостоятельно думать о качестве собственных предпосылок. Чем и объясняется судорожное цепляние за «официальную научную парадигму».

Тем не менее, осознание её неадекватности эмпирической фактологии становится постепенно достоянием всё большего числа исследователей. А пионером здесь оказывается всё тот же В. И. Вернадский.  В своём труде «Изучение явлений жизни и новая физика» он писал: «Мы подходим к очень ответственному времени, к коренному изменению нашего научного мировоззрения». «То, что вчера казалось научно невозможным, завтра может оказаться научно необходимым». «История теории эволюции… представляется нам сейчас в ином виде, чем являлась в своё время людям, участвовавшим в её создании. Она вызвала оживление эволюционных представлений в космологических построениях, но находилась в резком противоречии с физико-химическими исканиями в биологии». И ― итоговое: «Если подтвердится, что жизнь есть не планетное, а космическое явление, то последствия этого для биологических и гуманитарных концепций будут чрезвычайны».  

Тот же ход мысли прослеживается и в Общей теории систем с её фундаментальной идеей иерархического порядка. «Такая иерархия, ― писал создатель ОТС Л. фон Берталанфи, ― проявляется как в структурах, так и в функциях. В конечном счёте структура (то есть порядок частей) и функция (то есть порядок процессов) могут быть одним и тем же <…> динамика (эволюционная ― С. Г.) и иерархический порядок могут представлять собой одно и то же». И далее создатель Общей теории систем прямо предсказывал неизбежность ревизии предпосылочных оснований господствующей научной парадигмы. «Если мир, ― читаем у него, ―  представляет собой иерархию организованных целостностей, то и образ человека должен отличаться от его образа в мире физических частиц, где случайные события выступают в качестве последней и единственной “истины”. Мир символов, ценностей, социальных и культурных сущностей представляется в этом случае гораздо более “реальным”, а его встроенность в космический порядок оказывается подходящим “мостом” между “двумя культурами”… ― наукой и гуманитарным мироощущением, технологией и историей, естественными и социальными науками или сторонами любой другой сформулированной по аналогичному принципу антитезы».

На скрытый потенциал ОТС указал также, хотя и косвенно, У. Р. Эшби – кибернетик, введший в научный обиход понятие «самоорганизации», а впоследствии раскритиковавший его как недостаточно научное. Знаменательно, что Общую теорию систем Эшби высоко оценил именно за её парадигматическую новизну ― за способность сказать о происхождении жизни на Земле «нечто такое, что решительно противоречит всем высказываниям по этому вопросу с момента возникновения теории эволюции».

Авторитетных мнений, подобных этим, не так уж и мало. А их авторов, следуя логике вышеупомянутой Комиссии, нужно было бы объявить теми самыми «корыстными представителями лженауки», которые своими вредными домыслами подрывают основы настоящего научного знания.

Но ближе к правде другое: реальная угроза для отечественной науки исходит как раз от тех представителей РАН, которые, паразитируя на давно изживших себя мировоззренческих предпосылках, монополизировали от имени «научной» истины право на обработку массового сознания через систему школьного и высшего образования, а также на бюджетное финансирование такой обработки.

 

 (Продолжение следует)

 

СЕРГЕЙ  ГОРЮНКОВ

Академик Международной академии социальных технологий

 

 

 

Вы здесь: На главную 2. ЗОМБИРОВАНИЕ ПО-АКАДЕМИЧЕСКИ (курс лекций)