Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

Из аналитики по современному гуманитарному образованию в СПБ

Гончаров С.А., Зарубин В.Г., Макаридина В.А. Специалисты гуманитарного профиля и новые гуманитарные технологии на рынке труда Санкт-Петербурга // Межэтнические столкновения в поликультурной студенческой среде и пути их развития: материалы научно-практической конференции, 31 октября – 1 ноября 2007 года. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2007:

Важнейшим фактором, который оказывает влияние на рынок труда в Санкт-Петербурге, является несоответствие между спросом и предложением в гуманитарной сфере. В результате обнаруживается низкая конкурентоспособность специалистов – гуманитариев и выпускников гуманитарных специальностей. Трудоустройство гуманитариев не велико.
Слабо востребованные и невостребованные группы специалистов:
издатели,
редакторы,
психологи,
филологи,
социологи,
лингвисты,
историки,
архивоведы,
искусствоведы,
социальные работники,
специалисты по связям с общественностью,
книговеды,
культурологи,
политологи,
специалисты по международным отношениям,
религоведы,
антропологи,
специалисты по физической культуре,
музееведы,
литературоведы,
художники,
писатели,
музыканты.
Работодателям, как правило, требуются сотрудники с опытом работы по специальности, которого у значительного числа выпускников очного юридического и экономического отделения нет.
Большинство специалистов и выпускников вузов воспринимают ситуацию с занятостью специалистов с высшим гуманитарным образованием в Санкт-Петербурге как нестабильную и кризисную.

Бордовский   Г.А. Тенденции развития гуманитарного образования и потребности в специалистах гуманитарного профиля на рынке труде Санкт-Петербурга // Круглый стол Совета ректоров вузов Санкт-Петербурга, 6 марта 2006 года. Стенографический отчет:

«Количество специалистов с высшим гуманитарным образованием в 4 раза превосходит количество открытых вакансий.
С моей точки зрения, у нас нет ни экономического кризиса, ни политического кризиса, ни экологического кризиса, у нас есть один кризис – кризис нравственности в обществе. Это очень глубокий кризис».

Семенов В.И., директор НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета:

«по специальности работает лишь 8 % выпускников гуманитарных специальностей».

Бессмертный Д.С., начальник организационно-правового отдела Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями:

«Гуманитарное образование сегодня большая роскошь, потому, что капиталистический строй серьезно сужает поле деятельности для гуманитариев. Если все отношения в обществе будут построены исключительно на жажде наживы, ни к чему хорошему такое общество не придет. Если кто-то не будет заниматься образованием, нравственным воспитанием, духовными вопросами, мы ни к чему хорошему не придем».

Запесоцкий А.С., ректор Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов:

«Национальной идеей сегодня стала бессовестность и безнравственность».  

Материалы экспертной группы РГПУ им. А.И. Герцена от 2 февраля 2006 года «Подготовка специалистов гуманитарного профиля в условиях конкуренции на рынке труда»:

«Тенденции современности, сильно влияющие на состояние и развитие высшего образования в России вообще и гуманитарного образования в частности:
- изменение статуса России как сырьевого придатка, ведущего к специализации обслуживающего сектора в инфраструктуре и пониманию образования как сферы услуг, а не общественного блага;
- вытеснение человеческой активности в теневую сферу;
- возрастание прагматизма и автономии в обществе, формирование рыночной модели поведения и запроса на экономическую, правовую и иную социальную компетентность;
- непрерывное реформирование образования;
- рассогласованность рынка образовательных услуг и рынка труда.
Ощущение миссии гуманитарных дисциплин сегодня утрачено.
Гуманитарное образование не входит в число приоритетов государства, так как не дает быстрого и очевидного материального эффекта».

 

КОММЕНТИРУЮТ:        

Э. Литвинскаякандидат философских наук
В. Раскин,   культуролог
С. Горюнков,   консультант Отделения социальных
технологий и общественной безопасности ПАНИ,
член Союза писателей России

Э. Л.: Обратите внимание на высказывание Запесоцкого: «Национальной идеей сегодня стала бессовестность и безнравственность». – Хотелось бы спросить его: при чём здесь национальная идея? Кризис нравственных устоев – явление всеобщее, универсальное.

В. Р.: Вот уж, действительно, по пословице: «у нашей куме одно на уме». О чём бы не говорить, лишь бы сказать гадость в адрес России. Это как с карамзинским тезисом о том, что в «России все воруют». Бедный Н. М. Карамзин в гробу переворачивается, наблюдая сегодняшние масштабы воровства. Офшорные зоны – воровство. Банковская тайна – воровство. Банковские «токсичные» активы – воровство. Да чего там, сама бреттон-вуддская система мировой валюты, основанная на неразличении «внутриштатовского» и международного доллара – неслыханное по масшабам воровство…

Э. Л.: Давайте вернёмся к сегодняшней теме. Как вы считаете, ситуация с гуманитариями – это, действительно, сигнал тревоги?

В. Р.:  Для тех, кто их готовит за деньги – да.

Э. Л.: А для общества?

С. Г.: Для общества сигналом тревоги или успокоенности должно служить не количество гуманитариев, а их качество. А каким, спрашивается, может быть это качество в условиях, когда до сих пор не существует  самого предмета обучения – науки об обществе?

В. Р.: Это вы про андроповское: «Мы не знаем общества, в котором живём»?

С. Г. Не только. Андропов полагал, что, по крайней мере, Запад знает свою, основанную на рыночных принципах, модель общества. Собственно говоря, потому только и произошло у нас отречение от своей модели в пользу западной, что наши недавние и нынешние руководители в большинстве своём разделяли и продолжают разделять эту андроповскую веру. Но, как вы знаете, сам Алан Гринспен заявил недавно, что все его представления о рынке оказались ошибочными.

Э. Л.: А экономисты – это гуманитарии?

В. Р.: Конечно. Ведь предмет их деятельности – один из важнейших аспектов функционирования общества.

Э. Л.: Но тогда с профессиональным уровнем наших экономистов всё понятно: откуда взяться уровню, если нет самогó, задающего планку уровня, предмета обучения?
Смотрите: ведь абсолютно все прогнозы и рекомендации наших «перестроечных» экономистов оказались лживыми. Говорили: с государственным регулированием экономики нужно покончить; но сегодня все самые что ни на есть «раскапиталисты» – за регулирование. Говорили: только частный собственник способен эффективно управлять экономикой; но сегодня все эти собственники клянчат деньги у государства (причём не только у нас, но и на Западе). Говорили: рубль – «деревянный», а вот доллар – это настоящие деньги. Оказалось: доллары – сплошные финансовые пузыри, а рубль-то по сути как раз и обеспечен реальными природными ресурсами страны.

С. Г.: А то, что по факту не обеспечен – так это прямая заслуга наших «экономистов».

В. Р.: А нам говорят: защитим гуманитариев… Да сегодня куда ни плюнь: в экономику ли, в средства массовой информации, в исполнительную и законодательную власть – везде сплошные гуманитарии… Не продохнуть…

Э. Л.: Ну вот, виноватых нашли. Осталось решить: что же делать?

В. Р.: Действительно, мы оказались в ситуации, когда не работают оба главных, считающиеся «русскими», вопроса: «кто виноват?» и «что делать?»
«Кто виноват» – и так все знают, тут и вопроса нет. Виноватые до сих пор у всех на виду, т. е. у власти. А вопрос «что делать?» для виноватых не имеет смысла, потому что всё, что они умеют делать, они уже сделали.

Э. Л.: Значит, вопрос «что делать?» остаётся для нас. По крайней мере, как теоретический.

С. Г.: Ну, если как теоретический, то давайте помечтаем. Тем более, что любое практическое моделирование начинается с мечты.
Для начала следовало бы создать на конкурсной основе учебники по основным разделам обществоведения, – чтобы заменить ими весь тот коньюктурный или откровенно вредоносный мусор, который нам внедрили за два последних десятилетия. Учебники должны сконцентрировать в себе всё лучшее, что было в до-революционных (до 1917 г.) и советских учебниках. Поправок с позиций текущего момента в них не должно быть – поскольку сам этот момент расценивается обществом неоднозначно, как проблемный. Более того: и сам этот текущий момент (отсчитываемый от развала СССР) должен быть отражён в учебниках принципиально безоценочно – как сумма странной фактологии, подлежащей критическому рассмотрению со всех возможных точек зрения.

Э. Л.: Очень важно, чтобы конкурс на создание учебников обеспечивал тайну имени авторов, т. е чтобы жюри конкурса могло оценивать учебники по их качеству, а не по званиям и регалиям их создателей. И денежных премий за лучший учебник не должно быть – чтобы сразу отсечь от конкурса титулованную педагогическую бездарь. Премией станет сам факт признания учебника лучшим. 

В. Р.: Важнее всего – обеспечить качество жюри. Ведь если в него войдут все те, чьи претензии на профессионализм мы тут сегодня справедливо ставим под сомнение, то и сама идея конкурса окажется загубленной.

С. Г.: Обеспечить качество жюри – не только важнее всего, но и труднее всего. Заметьте: настоящей науки об обществе нет, а специалистов-обществоведов, от кандидатов разных там наук до членкоров и академиков, хоть пруд пруди. Почему, спрашивается? Потому, что отсутствие науки грамотно маскируется правилами игры в науку.

В. Р.: Академические штаты забиты циничными и невежественными имитаторами науки. Имитация научной деятельности достигла уровня искусства. Только искусство это – самая настоящая угроза национальной безопасности.

С. Г.: Одно утешает: хоть настоящей науки об обществе и нет, но есть нечто, позволяющее надеяться на её появление в ближайшем будущем.

Е. Л.: И что же это?

С. Г.: Проблемы, которые нарастают, как снежный ком. И всё более ощутимый заказ времени на их решение.

Вы здесь: На главную Из аналитики по современному гуманитарному образованию в СПБ