Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

Культура памяти как основа деятельности похоронной сферы

Культура памяти как основа деятельности похоронной сферы

Сазанов Александр Петрович,

Действительный государственный советник СПб 3-го класса, учредитель и издатель Российского ритуально-духовного журнала «Реквием»

 

За два десятилетия деятельности в соприкосновении с теорией и практикой проводов наших ближних в последний путь в моём сознании прочно укоренилась такая формула: «Единство Жизни и Смерти». И в этом Единстве – суть человека.

Русский философ, «московский Сократ» Николай Фёдорович Фёдоров (1829-1903) определил: «Человек есть существо погребающее» и был воистину прав! И если, по его же определению, «Человек есть существо рождённое», то Рождение и Смерть – именно и исключительно те два события, которые никому из землян не миновать. И что за чем из них стоит – вопрос, полагаю, философский… Потому-то православная сентенция «Памятуйте, братия, о смертном часе» лично для меня (и, надеюсь, не только) не омывает меня липким потом ужаса, но заставляет вспомнить о долгах моральных и материальных, которые я должен отдать к урочному часу.

Правда ли, что человек стал человеком тогда, когда взял в руки палку как орудие труда? Может быть. Но скорее всего, человек стал человеком тогда, когда стал провожать в последний путь и хоронить своих близких.

Любой из нас – сын или дочь умерших праотцов, а скоро мы и сами станем праотцами и праматерями для следующих поколений – это ли не Единство Жизни и Смерти (или Смерти и Жизни), это ли не Объединение Живых и Мёртвых?..

Оттого и проводы в последний путь, похороны, ритуальное искусство, Культура Памяти – есть ремесло и творчество, требующие определённых традициями и обрядами знаний, трудолюбия, совести, милосердия, сострадания…  

Так уж устроен наш с вами мир, что в урочный час над нашим бренным телом уже следующее поколение работников одной из похоронных служб, соорудит соответствующий холмик и надгробие. Одно из моих двустиший, которое называется «Отцы и дети» и которое входит в поэтический цикл «Сазанчики», звучит следующим образом:

«Он на погосте в холмик плюнул гадко…

И вот почил… И получил плевок обратно»…

Полагаю, что никто из нас не хочет, чтобы наш гипотетический холмик был оплёван, покрыт мусором, чтобы вандалы порушили наше будущее надгробие (прошу прощения за философский цинизм). И вот тут как раз и проявляется понятие, которое зовётся Культура Памяти– что, по образному толкованию великого русского учёного-ликсикографа Владимира Ивановича Даля (1801-1872), значит «свойство души хранить сознание о былом»(заметьте – «души»!).

20 лет назад (в 195 году) учредив и издавая все эти годы первое в истории российской журналистики периодическое печатное издание на похоронную тематику – журнал «Реквием», ваш покорный слуга является страстным поборником пропаганды Культуры Памяти и всего того, что с ней связано. За эти годы через мой журнал прошли многие и многие материалы и публикации, был собран огромный массив информации, так или иначе позволяющий и мне, и моим читателям правильно определить все необходимые действия вокруг проводов в мир иной своих близких как провожающих, так и тех, кто помогает этому – работникам ритуальных служб. Эти накопленные материалы, в основном, и легли в основу настоящего беспрецедентного справочника-энциклопедии «Всё о проводах в последний путь…», увидевшего свет в 2012 году (480 страниц форматом А4).

Я никогда не переставал и не перестаю говорить слова благодарности работникам похоронной отрасли, поскольку считал и буду считать их труд тяжёлым и одновременно, если хотите, благородным. Ежедневно быть соучастником горя и слёз – это не каждому под силу. Но известно, что у каждой медали – две стороны. Я только слегка коснусь одной стороны медали – положительной стороны современной похоронной отрасли, зато больше уделю внимания стороне другой, которая, к сожалению, делает лицевую сторону неприглядной, а порой ужасной. Все 20 лет я не перестаю, извиняюсь за выражение, тыкать носом многих из плеяды руководящих работников похоронной сферы Санкт-Петербурга, России в эту неприглядную картину, так как считаю Культуру Памяти стержнем работы предприятий похоронной отрасли, и именно она отражает моё кредо в озвученной деятельности.

Ещё в 1995 году, будучи в Париже на Международной выставке похоронного искусства, все четыре дня я ходил по громадному павильону в Ля-Бурже с широко разинутым ртом. Отчего, надеюсь, понятно. А 19 лет назад я стоял на трибуне во время открытия 4-й Международной выставки «Некрополь-1996», впервые проводившейся в Москве и только-только набиравшей обороты. Сегодня можно смело сказать о том, что успехи похоронной индустрии стали почти вровень с тем, что имеют наши западные коллеги. И это прекрасно. Но это – материальная часть дела. А есть ещё часть похоронного дела – духовная. Вот в ней-то проблемы как-то не очень решаются в положительную сторону.

Во все времена отношение к умершим, проводам в последний путь и местам упокоения служили мерилом духовности и нравственности людей. Утверждают: чтобы оценить культуру (не цивилизованность, а именно культуру!) той или иной нации, достаточно посетить базар, общественный туалет и кладбище. С последним у нас до сих пор далеко не всё в порядке. И во многом в этом повинны как раз те, кому вменено и законом, и трудовым распорядком следить за тем, что и как происходит на кладбищах, что происходит накануне похорон, во время похорон и после похорон.

Кладбища – это тоже города, города упокоенных, города схороненных соотичей, которые влияют на нас, ещё живых – влияют историей, опытом, патогенными зонами, стыдом, совестью. Кладбища – это жизнь, которая существует рядом с нами, независимо от нас: ведь каждый из нас часто видит во сне родственников, мы ходим к ним на могилы и разговариваем с ними, советуемся даже. Не так ли? Это так! И это не случайно! Не зря ведь и «наше всё» – Александр Сергеевич Пушкин писал о «любви к отеческим гробам».

Лет двенадцать назад меня пригласили читать цикл лекций для коллектива одного из петербургских отделений Военно-мемориальной компании. Уже в начале составления договора меня удивило то, что мы никак не могли с начальством одобрить план этого цикла. Ну не нравилось начальству то, что львиную долю часов я хотел посвятить Культуре Памяти! От меня хотели одного – научить коллектив практической стороне дела, которая приносит прибыль. Вот это и есть то, что я называю болезнью нашей современной похоронной отрасли: говоря народным языком – набить бы брюхо. Но! Осмелюсь напомнить русскую поговорку: «Не будет духа – не будет брюха!» Не потому ли страдает наша нынешняя российская экономика (в том числе и «похоронка»), что мы ставим и ставим «брюхо» поперёд «духа»?!

Сделаем краткий экскурс в понятие «Культура» и в понятие «Похоронная культура».

Итак, CULTURA (с латинского) – это возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание.

Наша культура – это и материальные, и духовные ценности, созданные человеком, обществом, нацией, народом…

Поскольку все мы выросли из «шинели» многолетнего советского строя, то Театр, Литература, Кино, Музеи, Художественная самодеятельность, Живопись – вот, пожалуй, и всё, что входило и, возможно, укрепилось в нашем понятии Культуры по итогам всех советских почти 80 лет.

Но ведь есть Культура Речи, Культура Питания, Культура Строительства, Культура Общения, Культура Общественного Поведения, Культура Взаимоотношений, Культура Письма, Правовая Культура… Среди них – Культура Погребения и всё, что вокруг неё. И эта культура требует своего возделывания, воспитания, развития и почитания.

В Похоронной Культуре также существуют и материальные, и духовные ценности.

К Материальным ценностям в Похоронной Культуре я бы отнёс:

а) Культуру погребальных аксессуаров (гробы, их убранство – обивка, ручки, дизайн, покрывала, подушки), памятники, венки, цветники, ограды, одеяние покойника и т.п.;

б) Культуру Похоронных предприятий, Похоронных домов или Прощальных залов – оформление, соответствие религиозным конфессиям, сценарии;

в) Культуру транспортировки – автокатафалки, катафалки на кладбищах, перевозка покойных из дома в морги, их сопровождение и т.д.;

К Духовным же ценностям в Похоронной Культуре отнесём:

а) знание и соблюдение обрядов, ритуалов, традиций (причём – различных религиозных конфессий);

б) Культуру оказания услуг, правовая грамотность, воспитанность и тактичность работников;

в) Культуру Памяти – синодики-помянники, исторические сведения о кладбищах и захороненных на них людях, субботники на кладбищах, открытие мемориальных досок и проч., шефство предприятий над отдельными могилами и мемориалами, Дни Памяти (наряду с Радоницей, Родительскими днями – Дни кончины отдельных личностей);

г) создание фонотек, видеотек, фототек, библиотек;

д) организация Правового Ликбеза;

е) изучение и воспитание у граждан ХРИСТИАНСКОГО ОТНОШЕНИЯ К СМЕРТИ, К ЖИЗНИ ДО СМЕРТИ, ОТНОШЕНИЯ К ПОКОЙНЫ И МЕСТАМ ИХ УПОКОЕНИЯ.

Как я уже сказал, к первому – материальным ценностям – внимание наших похоронных предприятий совершенствуется год от года. Есть подвижки и в сторону духовных ценностей, но они мизерны. И всё потому, что «брюхо» нам по-прежнему дороже. И среди 10 директоров похоронных предприятий пока ещё, уверен, девятеро скажут, что организация общественных субботников на кладбищах, организация шефства над отдельными захоронениями, финансирование и издание методических брошюр в помощь работникам «похоронки» и граждан и всё остальное, что я перечислил в части «Духовные ценности Похоронной Культуры», не для них, и пусть этим занимаются другие.

Кладбищенский вандализм… Всё наше современное общество, безусловно, нравственно больно, что сплошь и рядом нарушаются Божьи Заповеди: не убий – убивают (причём теперь убийства заказывают как услугу!), не кради – воруют миллионами и этим гордятся, не лжесвидетельствуй – лгут, глядя в глаза и с больших трибун, не прелюбодействуй – раздеваемся донага на всеобщее обозрение вплоть до телевидения, возлюби ближнего своего – готовы друг другу глотку порвать за место в трамвае, возлюби Господа Бога твоего – забыли дорогу к Храму… Но не всё же сваливать с больной головы на здоровую! Если в законе сказано, что за сохранение всего, что находится на кладбище несёт ответственность соответствующее предприятие, оно и должно его нести так, чтобы никакие варвары и подонки не проникли к надгробиям. Но мы слышим после каждого такого случая: у нас нет или не хватает денег на охрану. На охрану кладбища, мемориалов и надгробий денег нет, а на охрану своей любимой персоны и своего кабинета-офиса денег полно.

Понятно, что эти мои сентенции не подвигнут никого избавиться от высокооплачиваемых охранников, от служебных иномарок и прочих удовольствий, но я к этому и не призываю. Призываю к другому: не кривить душой по поводу отсутствия финансов на охрану вверенных объектов и обеспечить их законную охрану, дабы не давать поводов вандалам и хулиганам, ибо говорится: «На то они и воры, что мы ротозеи».

Правда, варвары и вандалы бывают не только «из народа». Мы не забыли, что как в такой роли в 30-е и даже в 50-е годы ХХ века выступало само государство, различные ведомства. Достаточно вспомнить, что только в Ленинграде при строительстве многих станций метрополитенов были использованы гранитные и мраморные надгробия упокоенных «чуждых элементов» – купцов, царских генералов и дворян. Вот случай относительно недалёкого октября 1999 года, когда на набережной р. Карповки в Петербурге при ремонте престижного «сталинского» дома в его основании были обнаружены надгробные плиты, датированные 1700-ми гг., среди которых была плита с именем графа Уварова… Не повторить бы нам историю «иванов, родства не помнящих», ибо нынче – иная напасть: многие погосты и отдельные захоронения (даже великих сынов Отечества) исчезают уже в угоду золотому тельцу, мзде, взятке. Полагаю, что дающий и берущий взятку – одинаково виновны перед совестью и законом и порождают тот же самый вандализм, только вандализм тихий.

Уверен, что живы будут кладбища, если будут живы и восстановлены архивы, проведены инвентаризации и фотографирование кладбищенских угодий. Заинтересованы ли в этом руководители кладбищ и похоронных предприятий, руководители муниципальных, региональных властных структур? Вот тут вопрос, над которым всем нам следовало бы подумать и ответить самому себе и своей совести…

Работники похоронных предприятий и структур обижаются, когда телевидение и пресса во всех грехах обвиняют только их. Но «нет дыма без огня». А что остаётся прессе, если ей дают повод?

Да, я сам критикую отношение прессы к работе похоронной отрасли. Года четыре назад ко мне в очередной раз звонили с телеканала НТВ и просили рассказать про «похоронку» какие-нибудь истории криминального толка, случаи вандализма и тому подобное. Я ответил, что мой журнал такие случаи не отслеживает, что он посвящён воспитанию и возрождению Культуры Памяти, доброму отношению к истории и местам упокоения и возрождению исторически сложившихся обрядов похорон. Но наша современная пресса упорно в 90% случаев, обращаясь к похоронной отрасли, выискивает «жареные факты», криминал и прочий негатив.

При этом пресса старается не затруднять себя скрупулёзным анализом проблем, очерками о нелёгком труде похоронщиков, об истории погостов и захоронений и прочем позитиве, который смог бы по-другому взглянуть на деятельность похоронной отрасли в целом. Но в этом вина не только прессы, но и, повторюсь, самих работников похоронной отрасли.

Скажите, много ли на местах (в городах, районах, областях), в центре проведено пресс-конференций и брифингов, на которые бы похоронщики сами приглашали журналистов и рассказывали о своих планах, проблемах, несовершенстве законов и так далее? Отвечу: мало и очень мало. Мы боимся прессу? Значит, есть отчего. Тогда – «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива». И не отнять, к сожалению, у похоронной отрасли (честной ли, криминальной ли) таких негативных моментов, как «гонка за трупами», когда за мзду в милиции и в «скорой помощи» создаётся клан информаторов, чтобы опередить конкурентов; или как пестрящие в Интернете объявления о торговле местами на престижных кладбищах, что вообще – нонсенс!..

Похоронная отрасль – это целый букет отраслей! Судите сами: это и архитектура, и строительство, и транспорт, и автомобилестроение (специальные катафалки, миниэкскаваторы), это и садоводство, флористика, это и камне-, дерево- и металлообработка (а значит – добыча камня, абразивы, пилы, станкостроение, производство инструментария), это и медицина, косметика, торговля, музыка, поэзия, литература и живопись, это и фотография, текстильная промышленность, экология, история, химия, архивное дело, компьютеризация, воспитание, наконец. Для журналистики, для нашей прессы – огромное поле информации!

Ещё одно направление, которое даёт возможность содержать кладбища и мемориалы в благоустроенном виде – это шефство коллективов учебных заведений, организаций и учреждений в любом городе или городке над отдельными могилами или участками. К примеру, когда-то в Ленинграде курсанты мореходного высшего училища им. адмирала Макарова шефствовали над участком могил на Пискарёвском кладбище, где захоронены моряки с крейсера «Киров», защищавшего блокадный город. Такие примеры показательны и прагматически, и духовно. Во-первых, это, повторяю, безвозмездное благоустройство, во-вторых, налицо воспитательная составляющая, если к этому привлечь учащихся школ и гимназий, студентов вузов. К тому же, это и часть краеведения, ибо на кладбищах покоятся известные в регионе люди, жизненный путь которых, и деяния которых – пример для подражания. Да, в этом плане требуются усилия, организация контактов с соответствующими учреждениями, РОНО, директорами учебных заведений. Но вопрос: мы хотим заботиться о наших кладбищах, о душах нашего подрастающего поколения? Если нет, то извините.

Если подводить черту под сказанным и конкретизировать понятие «Культура Памяти» или «Культура ритуально-погребального дела», то в него я бы включил следующие сферы деятельности и нашей с вами заботы:

1. ДУХОВНАЯ, которая подразумевает воспитание христианского учения о Человеке как подобия Божьего, о его миссии на жизненном пространстве, о его сознательном подчинении Христианским заповедям и необходимости покаяния за грехи.

2. ОБРЯДОВАЯ, которая подразумевает передачу ныне здравствующим всего объёма знаний в области соблюдения издревле сложившихся погребальных ритуалов.

3. ПРИКЛАДНАЯ, которая подразумевает всю индустрию похоронных аксессуаров и похоронных услуг, а также производств, им сопутствующих – во всём многообразии, доступности и ликвидации различных форм спекуляции и корыстно-преступных элементов.

4. ПРАВОВАЯ, которая подразумевает профессиональную разработку и широкую пропаганду среди населения соответствующих законов и подзаконных актов, их усовершенствование с привлечением специалистов и практиков похоронной отрасли.

5. ВЫСТАВОЧНАЯ, которая подразумевает широкий спектр деятельности по обмену опытом в сфере производства похоронных принадлежностей и организации похоронных услуг (с удовлетворением отмечу здесь успехи Выставки «Некрополь» – и её инициатора С.Б. Якушина – отметившей в 2015 году своё 23-летие неповторимой уже никем деятельности!).

6. ИНФОРМАЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКАЯ СФЕРА, которая подразумевает:

  • во-первых, служение всем вышеперечисленным сферам в виде выпуска книг, брошюр, памяток, рекомендаций, а также газет и журналов;
  • во-вторых, формирование на предприятиях похоронных услуг справочных отделов, методических библиотечек в помощь работникам этих предприятий и клиентов, а также фонотек, фототек, поминальных открыток и тому подобное.

В обязательном порядке отмечу, что именно информационно-издательская сфера в деле развития Культуры ритуально-погребального дела способна и будет способствовать совершенствованию всех первых пяти упомянутых мною сфер деятельности «похоронки». Приятно, что нынче в разных городах России стало издаваться много специальной литературы, подспорьем стали интернетовские сайты (которые, по правде сказать, дублируют во многом одни и те же материалы).

Как учредитель, редактор, издатель и автор журнала «Реквием» 20 лет назад я поставил перед своим периодическим изданием задачу научить читателя правильному образу жизни и следовать всем ритуалам погребения, наработанным нашими предками, а работникам похоронной отрасли оказать помощь в обретении утраченных обрядов, из ремесла превратиться в искусство.

Вы здесь: На главную Отделение МАСТ в Санкт-Петербурге Культура памяти как основа деятельности похоронной сферы