Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

Проблематика социальных сетей и нравственный компас

Проблематика социальных сетей и нравственный компас

 

Кашкаров Андрей Петрович, председатель Санкт-петербургского отделения МАСТ

Доступ, обмен и трансляция информации стали доступны, более того, в эпоху гедонистического, турбулентного общества, ориентированного на удовольствие и потребление, являются насущной потребностью для большинства граждан. Однако, явления, которые украшают современное нам общество, неоднозначны с точки зрения безусловной пользы или вреда для людей.

Проблемы этики, влияния на формирование личности, поступки, массовый гипноз – как элемент информационного зомбирования и психическое здоровье людей, порождаемые интернет-коммуникативными инструментами, уже много лет изучаются, являются предметом научных дискуссий, как в России, так и за рубежом.

В статье психолога и писателя, председателя Санкт-Петербургского отделения Международной академии социальных технологий Андрея Петровича Кашкарова дается краткий обзор психологических причин популярности и неприятия социальных сетей в Интернете, а также один из способов сознательного повышения нравственного императива в общении.

 

Прорыв в истории электронных коммуникаций в социуме, которым различные источники поясняют популярность и динамичность развития социальных сетей в Интернете, был вполне предсказуем в силу комплекса причин. Есть среди них и причины психологические. Потребность в общении присуща подавляющему большинству homosapiens. Человек разумный нуждается в получении и переработке информации, таков вектор его развития для совершенствования, а также в трансляции информации во вне – таков вектор его потребностей для удовлетворения эгоистических инстинктов.

Популярный в творческой среде пассаж «артисту нужны зрители», не так уж и лабилен: такие же потребности имеет человек, в силу ряда причин не вовлеченный в активный творческий процесс. Эта потребность по Д. Карнеги объясняется желанием «быть значительным» или, поясняя по-простому, участвовать в социальном соревновании за сферы влияния с другими представителями своего вида. Не верьте тому, кто говорит, что полностью свободен от такой, свойственной человеку, доминирующей потребности. Есть лишь разные степени зависимости от нее.

Более того, человек, длительное время не получающий удовлетворения от признания в социуме подвержен нервным срывам и заболеваниям, одно из самых распространенных – депрессивное состояние личности. Поэтому потребность доминировать, как и потребность фиксировать информацию о себе – на пергаменте, стенах пещер, на заборах, стене Рейхстага, в книгах, статьях, блогах, энциклопедиях, и даже, к примеру, в подарках другим людям, в общем смысле – оставлять след в истории, вполне свойственна всем людям.

Существуют результаты исследований, которые можно интерпретировать как более или менее валидные в той части, что мужчины особенно склонны фиксировать информацию о себе в истории, в сравнении с женщинами; таковы межполовые особенности. Однако, по большому счету в кратком формате изложения проблемного поля мы можем корректно говорить лишь о типичных межполовых признаках и особенностях психики в части непременного желания индивидуумов оставлять свои следы в истории, при том предполагая, что у каждой конкретной личности зависимость от признания, удовлетворения может быть различной и вне связи с полом, а также с возрастом или профессиональными компетенциями человека.

Таким образом, желание быть известным, узнаваемым, значительным, влиятельным – суть явления одного порядка, и в простом формате пояснения говорят о необходимости для каждого человека такого понятия как самоидентификация. Никто не хочет сливаться с обществом и быть неотличимым, но многие, опять же в силу разных причин, среди которых сильно развитый инстинкт самосохранения личности и рода, боятся открытого конфликта с социумом, противопоставления другим, и не только в радикальной пропорции один к миллиону, но даже не желают соревнования в микрогруппе, предпочитая относительно пассивную роль наблюдателя.

Причем, надо отметить, что «для каждого – его путь прям», и все без исключения мнят себя не только правыми, но и умными, в смысле способными справиться с любой ситуацией в наилучшем виде. Эта самонадеянность со многими играет злую шутку вне зависимости от социального статуса или материального положения индивидуумов, что, как нетрудно заметить мы может видеть повсеместно.

Таким образом, понятия самоидентификация, след в истории, соревнование с другими за влияние – суть вещи одного порядка; этим объясняется желание людей транслировать свой опыт, участвовать в дискуссиях, и в общем смысле «оставлять следы на земле». Значительность идет рядом с самосознанием своего места в истории и права влияния на сопутствующие инструменты материальных благ, деления их, управления ими. Заметьте, как трудно расставаться со властью, будь то власть президентская или полномочия начальника отдела предприятия.

Такова роль в истории человека публичного, а социальные сети как раз предоставляют тот самый, довольно простой в управлении, механизм реализации насущных потребностей личности. Публичность человека в современном мире с возможностью социальных сетей приобрела новые формы и значения; она есть у всех – в разной степени, но социальные сети с их инструментами простой саморекламы, будь то комментарии («о чем бы человек ни говорил, он всегда говорит о себе») в постах или презентации достижений на индивидуальных сайтах, дали простой и удобный инструментарий людей. Настолько простой, что практически уровняли в возможностях трансляции информации и рекламы «Васисуалия Лоханкина» и «Аллу Пугачеву».

Понятно, что в пример, взятый в кавычки приведены люди разной степени популярные, однако суть явления имеет одни корни за исключением качественной составляющей транслируемой информации, а также ее потребности (фактор значимости в социуме, популярности, влиятельности), и заказа на нее. В такой ситуации Васисуалий вполне может написать Алле оперативно и напрямую, или даже предложить/попросить попдиву о встрече. Что и происходит сегодня сплошь и рядом.

Однако, в связи с возможными разными оценочными суждениями тех или иных действий, немаловажен вопрос о критериях, о смысловых понятиях – что же можно считать «добрым», а что «злым», подразумевая также, что между этими полюсами есть еще большая палитра оценочно-субъективных полутонов. Речь идет о нравственных критериях в системе моральных координат социума. Согласитесь, что даже в этом вопросе можно занимать крайние и не всегда перспективные позиции, на манер таких: «нравственность – это всего лишь одежонка, которую берут на прокат все, кому не лень, а сами грабят, убивают…» или «я высоко чту мораль и законы нашего общества». И, тем не менее, даже такие позиции, разумеется с субъективным обоснованием, можно услышать или прочитать с авторством довольно известных людей.

И даже эти утверждения нельзя рассматривать сколь угодно серьезно, поскольку это лишь слова, отражающие позицию, не навсегда данную, а изменчивую в зависимости от ситуации, а сила или «дельта» принципов, изменений зависят также от многих факторов, включая характерные генетические или лабильно-непредсказуемые. В данном контексте важно другое – то, что так или иначе нравственные законы или мораль признается в социуме как влияющий фактор, имеющий значение, а не химера. Другое дело, что и этими значениями можно научиться манипулировать опять же для повышения/восстановления влияния в процессе социального соревнования.

Один из актуальных инструментов современного социума – инструмент субъективного комментария любого события. Действительно интернет буквально бурлит от разноплановых противоречивых суждений, каждое из которых выдает степень подготовленности к дискуссии и компетенции конкретного комментатора, но… обратите внимание, что люди по большей части этим фактом не сильно озабочены: главное «прокукарекать, выразить мнение, а там хоть и не рассветай». Что сие напоминает, узнаете? Конечно, деревню, с ее посиделками и «перемалыванием косточек» всем знакомым по очереди, или, как частный случай, который был до недавнего времени (до массового развития гедонистического общества, разорвавшего социальные связи, в том числе, к примеру, между родственниками) актуален в городах, на коммунальных кухнях или соседских посиделках.

Интернет не дает нравственной культуры. Культура личности суть явление другого порядка. Пояснить можно таким примером: как привыкли в деревнях кричать соседу через улицу, или громко «хорошо поставленным голосом, натренированном на коровах», так и «разговаривают» в социальных сетях или по сотовым телефонам, подчас не обращая внимания ни на громкость своей речи и возможного дискомфорта для окружающих, ни на смысловую нагрузку сказанного; главное – громко. Обоснование: меня слышат, значит я существую. Этот постулат является управляющим для большинства владельцев аккаунтов социальных сетях. Сегодня уже не надо собираться на кухнях, или ездить в гости, электронные устройства-коммуникаторы представляют возможности общения дистанционно и безотносительно времени.

Вот почему количество «лайков» на постах и комментариях, равно как и количество ответов на комментарии, считают показателем популярности и, следовательно, влиятельности в сообществе. Другое дело, что надобно разбирать –что за сообщество, его количественный и качественный состав. Но по формальным признакам сообщество интересующихся одной темой граждан уже имеет место быть. Значит, я не один (на), я авторитетна. Я тоже Алла Пугачева, а то и круче. Это, разумеется, подсознательно.

Продолжим. Интернет-коммуникация дает возможность организации нового уровня, создание сообществ, манипуляции группами. Эмпирически случаев простой манипуляции довольно много, и они различны по содержанию, а также по мотивации их участников. К простому примеру отнесем такой: в социальной сети можно создать открытую группу «любителей пива», она быстро станет массовой, затем в нужный момент переименовать ее на группу поддержки какого-либо лица или проекта; этот инструмент заложен в полномочиях администратора группы- ее создателя и управляющего. Или иначе, зная возможности саморекламы и особенности социальных сетей (а коммерческие возможности в части платной рекламы широки и пропорциональны охвату соответствующей целевой или нецелевой аудитории) можно вбрасывать информацию о себе или другом человеке, которая затем будет воспринята миллионной аудитории. Многие люди (не только интересующиеся с целью знакомств) считывают информацию с частных аккаунтов в социальных сетях, в том числе из архивных источников и «истории» контента, и пользуются ею на веру. Действительно, большинство пользователей размещают в соцсетях правдивую личную информацию, по которой несложно, имея даже небольшие компетенции установить реальные персональные данных, интересы, места пребывания, собственность, и перепроверить ее.

Действительно, недальновидные люди размещают о себе информацию в довольно развернутом виде, это тоже «след» в истории. Но сей след может быть использован против вас. Что и происходит «сплошь и рядом». И есть еще один тип пользователей, которые, зная это, намеренно публикуют недостоверную информацию о себе.

Такое проявление активности щекотливого свойства - не столько манипуляция, сколько осознанная самозащита, ибо редко кто сегодня по аналогии идентифицирует «друзей в социальной сети», как друзей в смысле более глубоко, хотя и устаревающего в гедонистическом обществе разобщенных целями индивидуумов понятия. Хотя бывают и частные случаи, когда в силу разных, имеющих значения причин, человек регистрируется в социальной сети под вымышленным именем, добавляет свое или чужое фото в аватар, и, таким образом, «записавшись» в друзья к конкретному человеку, контролирует новости его жизни.

Все это довольно распространенные явления современной электронной коммуникации. Так поступают, к примеру, коммерческие конкуренты, бывшие жены, озабоченные чужой собственностью, и даже… правоохранительные органы. Явлению уже несколько лет от роду, его не можно назвать пионерским. Но от этого оно не становится менее значимым, ведь многие копируют шаблоны поведения, а талант разрабатывать новые инструменты есть лишь у ограниченного круга лиц.

Кстати, этот круг косвенно тоже можно идентифицировать в социальных сетях, разумеется, речь идет не об абсолюте, а о некоем типом варианте описания примеров: небольшая, умеренная активность в социальных сетях, редкие комментарии, скупость собственных самопрезентаций свидетельствует скорее не о человеке нелюдимом или «неконтактном», интраверте, а о деятельном.

Такой индивид ценит свое время, не тратя его на пустые споры в сомнительных дискуссиях, хорошо понимая принцип педагогики «оценка зависит от установки» и распоряжается времени более продуктивно, разрабатывая собственные идеи, концепции, проводя проекты в жизнь, а не копируя без переработки или комментируя уже кем-то созданное, «вброшенное» в информационное поле. Такой вариант вполне соответствует изложенной выше концепции влияния и «следа в истории», но подходит к ней с другим инструментарием, более продуктивным. Остальные же больше склонны обсуждать вещи, чем создавать их. Причем, нередко количество комментариев и в общем смысле активности в соцсетях обратно пропорционально личным достижениям или созидательному результату.

Признаем далее, что склонность к социальной активности посредством интернет-коммуникации не зависит прямо от субъективной бесталанности владельца аккаунта. История знает много случаев социально-интернет-активных ректоров вузов (Запесоцкий), артистов (Садальский), президентов республик (Евкуров), и др., а также лиц других профессий или так или иначе влиятельных. Но и здесь объяснение ситуации находится в психологическом поле: как правило, это люди коммуникабельные и вне зависимости от интернет-технологий, но не без удовольствия адаптировавшиеся к современным механизмам технического прогресса, и это ненаказуемо. Каждый борется со скукой по-своему.

Кроме того, аккаунт в социальной сети может быть создан и (или) управляем совершенно иным лицом, уполномоченным теми, «кому это выгодно». В этом смысле возможности коммуникации, презентации, трансляции информации в социальных сетях используются люди высокой степени публичными, как личные средства массовой информации широкого доступа. К примеру, аккаунты президентов, «официальное сообщество писателя» и прочее. Личное СМИ, которое не надо регистрировать в Роскомнадзоре в соответствии с федеральным латаным-перелатанным законом 1991 года №2124-1 «О средствах массовой информации», еще один условно бесплатный способ саморекламы и инструмента влияния на социум.

В социальных сетях происходит отражение того уровня культуры и в общем смысле жизни, какой свойственен конкретному обществу в конкретное время. Надо понимать, что мы сами – каждый по-своему создаем свое время, и наши виртуальные единомышленники, а также критики в социальных сетях - это не люди, прилетевшие с Луны, а люди со своими чаяниями, уровнем культуры, образования, как следствие – толерантности, с конкретным опытом, не всегда положительным и характерными особенностями.

Поэтому, как и любое отражение социума в его проявлениях – полезно для тех, кто умеет анализировать. Более того, не секрет Полишинеля то, что социальные сети, как и сотовые телефоны активно «мониторят» спецслужбы, и есть не один, а тысячи примеров, когда по анализу активности пользователя социальных сетей раскрывались или предотвращались преступления, а также информация использовалась во вред другим, но с декларируемой благой целью – «для защиты людей». Конечно, под эту цель можно подвести все, что угодно, впрочем, так работают не токмо лишь отечественные спецслужбы, но коллеги по всему миру.

Если продолжать разговор о частных комментариях, то объективная сложность явления в том, что каждый из комментаторов, сколько бы энергии не затратил на обсуждение, за крайне редким исключением подготовленных в научной дискуссии лиц и имеющих навыки беспристрастного анализа информации, все одно остается при своем мнении. Тогда возникает «албанский вопрос» - зачем? Ответ я кратко изложил выше, он находится в психологическом поле мотивов и стремлений человеческой личности.

Причем есть люди, и их сегодня достаточно много, о которых никто ничего не знает. Но если их аккаунтов нет в социальных сетях, это еще не значит, что их самих не существует. В реалии существуют служебные инструкции, специально разработанные рекомендации и ведомственные приказы, которые запрещают сотрудникам раскрывать информацию о себе или регламентируют вопросы, находящиеся под запретом.

Активное пользование социальными сетями приветствуется только в период изучения кандидата на должность (в том числе руководящую) в органах любой ветви власти, поскольку психологи с помощью анализа размещенной информации могут даже дистанционно сделать вывод о морально-деловых качествах личности человека с составлением его психологического портрета, выявления зон уязвимости и составления плана дальнейшей работы с кандидатом.

Хотя об этом широко предпочитают не вещать. Более того, почти каждое федеральное государственное предприятие или служба имеет аналитические отдел, который, надо полагать, тоже работает в рамках своих полномочий. Это их продукт – инструкции, учет и аналитические выводы обработанной статистики. Конечно, и в этом вопросе существуют нюансы: должность полицейского патрульно-постовой службы не предполагает глубокое изучение его аккаунта, но если речь идет о руководящей позиции в главке, на которую назначается человек ранее «неизвестный» (крайне редко), то анализ его социальной активности в интернете проводят с пристрастием специально обученные люди (без собак).

Что касается лиц, не имеющих аккаунтов в социальных сетях, то их меньшинство, но не самое плохое меньшинство. Маститые писатели, бизнесмены, теневые дельцы и люди других профессий, ну и, конечно, те, кто по разным причинам не может или не желает пользоваться интернет-технологиями, сознательно не открывают свои страницы, или не проявляют активность в аккаунтах в социальных сетях.

При этом – на многих примерах – мне хорошо известно, что дела у них идут более чем хорошо. Это позиция личности, которую социум должен уважать. Да и сами эти люди – в сравнении с массовым бумом участников социальных сетей, лично у меня вызывают даже большее уважение, чем те, кто шаблонно копирует стиль поведения в социуме просто потому, что так делают другие.

В социальных сетях не существует этического фильтра, цензуры, равно как и профессиональной этики, а есть лишь рекомендательные правила, установленные владельцами социальных медиа – запреты на порнографию и спам, но в реалии «правила» не защитят пользователя от клеветы, дезинформации. В этой связи может показаться любопытным высокий уровень доверия пользователей аккаунтов социальных сетей к информации; нередко она воспринимается некритично, и не проверяется другими пользователями» [1].

C такими реалиями неудивительно, что наблюдается рост агрессии, ксенофобии и нетерпимости. В этой связи уместно признать, что «привлекательные» социальные сети, как и Интернет-технологии - в общем смысле – оружие информационной войны, в которой есть свои профессионалы и учебные методики подготовки специалистов. Термины кибермоббинг или кибербуллинг появились относительно недавно: агрессивные нападки критиков и клевета распространяются мгновенно.

«Целями» становятся не только взрослые, но и дети, что провоцирует рост суицидных настроений. Люди возбуждены, и проецируют свои «лучшие» качества в комментариях и в информации, выкладываемой в Интернет.

Портрет очень активного пользователя социальной сети по большому счету малопривлекателен (хотя, вспомним разумное – оценка зависит от установки): он помешан на внимании публики к своей персоне, обожает сплетни и любопытен в части чужой жизни. За исключением первой из перечисленных причин, этот портрет близок к жителю деревни образца 1970-1990 годов, в то время, пока деревни еще были населенными. Сейчас, как известно актуально урбанизация – в деревнях живут и работают немногие, зато мегаполисы перенаселены и охватывают все большие территории.

Есть проблемы с вмешательством в личную жизнь – некорректное использование персональных данных, с авторскими правами при некорректном копировании текстов, изображений [4]. Возможно поэтому в социальных сетях превалирует «одесский шум», похожий на работу, за которую никто не отвечает.

Нравственность такое понятие, которое сегодня приобретает все большую значимость в социуме, и как следствие в интренет-коммуникациях. По определению, данному Философским энциклопедическим словарем, нравственность – это «один из самых важных и существенных факторов общественной жизни, общественного развития и исторического прогресса; мораль. Заключается в добровольном самодеятельном согласовании чувств, стремлений и действий членов общества с чувствами, стремлениями и действиями сограждан, их интересом и достоинством, с интересом и достоинством всего общества в целом. Добровольность и самодеятельность согласования отличают всякое явление нравственности. Нравственное чувство является, по Канту, «некоторой ощущаемой зависимостью частной воли от общей».

Сущность нравственности является предметом этики» [3]. По определению, данному д.п.н. Юнацкевичем «под нравственностью понимается фундаментальный свод правил поведения человека, то, что лежит в основе так называемой системы нравственных ценностей, составляющей основу гуманитарной культуры. Мораль – это производное нравственных ценностей. И морали могут быть разными, могут частично отличаться мораль одного человека от другого. То есть нравственно – это то, что присуще любому человеку, то, что свойственно всем людям. А уже частные интерпретации в зависимости от социальной окраски, конфессиональной окраски, других окрасок ассоциируются со словом «мораль», которые проявляются в этических кодексах. Ну, а о императиве нравственном хорошо рассказал Эммануил Кант в своей работе «Нравственный императив» [5]. Проследить тему можно и по другим работам Канта, к примеру, «Критика практического разума», и «Основы метафизики нравственности»; сейчас самое время изучать эти классические и мудрые мысли [2].

По П.И. Юнацкевичу в основе фундаментального нравственного закона имеет значение онтогенез человеческого развития - экологический принцип, первый посыл которого в том, что человек не должен наносить ущерба себе. Это очевидно для всех. Представляется, что это безнравственно, если человек наносит себе ущерб, завершая жизнь самоубийством. Представим себе нравственный компас с тремя направляющими, или пропеллер с тремя лопастями на условной оси.

Ненанесение вреда себепервая направляющая «компаса». Разворачивая ее на себя, пользователь примеряет нравственный закон к себе. Метод универсальный, поэтому с помощью такого компаса вполне возможно верифицировать конкретные действия.

Вторая направляющаяненанесение ущерба ближайшему окружению. Разворачиваем нравственный компас второй направляющей на себя, и перепроверяем – наносим ли мы своей деятельностью ущерб ближайшему окружению.

Третья направляющая – проверка с помощью нравственного компаса ненанесения ущерба обществу. Действительно, многие в социальных сетях адаптировались, научились не наносить ущерба себе, не причинять ущерба ближайшему окружению в какой-то степени, но не научились не наносить ущерба социуму, предполагая, что в условиях выживания в соревновании под названием жизнь, среди постоянного конфликта интересов на ограниченной территории, в условиях гедонистического общества это уже неважно.

Но общество состоит из индивидуумов, если данную посылку не перепроверять, открывается противоречие, связанное с нравственным законом. Если упускать эту верификацию, что происходит сегодня сплошь и рядом, то социум ждет хаос и войны.

Важнейшее условие нравственного закона - обязательный баланс материальных и духовных устремлений прав и обязанностей. Данный принцип носит наднациональный, надпартийный, надконфессиональный характер, лежит в основе развития человеческого рода. Падение нравственности в социальных сетях явление достаточно распространенное, хоть и не новое, и вполне предсказуемое.

Как заметил выше, качественная составляющая тех или иных поступков, решений, зависит от личности, а личности кругом нас «известные», воспитанные на российских реалиях безысходности и в некотором смысле недомыслия организационной народонезависимой системы, при действующей экономической модели которой примерно 100 млн человек – как видно из заботы государства о своих гражданах, в том числе социальной заботы - лишние. Они общаются в социальных сетях дистанционно так же, как и на дороге – при вождении автомобиля, как и в подъезде с соседями.

В социальных сетях можно увидеть лишь отражение их активности в обычной жизни – их культуру личности. Она – у всех разная. Как и ответственность за свои комментарии, выражения, публикации и информацию. Поэтому предлагаемая концепция нравственного компаса применительно к этическому общению в социальных сетях, имеет перспективу. Не убежден, что безотлагательно каждый член социума начнет применять кантовский нравственный императив к себе, ежечасно пользоваться нравственным компасом, однако, такая убежденность и не нужна.

Слишком поздно. Пройдена точка невозврата; без потрясений теперь вернуться к демократическим процедурам управления и регулирования социума скорее всего не получится. Культурная же миссия, которую мы так или популяризируем и предлагаем социуму взамен инструментов разрушения и хаоса, предполагает, что мы должны разрабатывать и внедрять подобные нравственному компасу механизмы хотя бы для того, чтобы люди, составляющие социум, оставались живы как физически, так и психически.

 

 

 

Источники:

1.     Жолудь Р.В. Профессиональная этика журналиста в социальных медиа: Новые вызовы // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2012, №1. С.168-170

2.     Суслова Л. А. Философия И. Канта (Методологический анализ): Учеб. пособие для вузов / Рецензенты: кафедра истории философии философского факультета Уральского государственного университета им. А. М. Горького, (зав. кафедрой — д-р философских наук, проф. К. Н. Любутин); д-р филос. наук, проф. В. Н. Кузнецов (МГУ им. М. В. Ломоносова). — М.: Высшая школа, 1988. — 224

3.     Философский энциклопедический словарь. 2010 – с. 45.

4.     Adrienne LaFrance and Robinson Meyer. A Eulogy for Twitter // The Atlantic, режим доступа 02.02.2016. URL:http://www.theatlantic.com/technology/archive/2014/04/a-eulogy-for-twitter/361339/

5.     http://www.svoboda.org/content/transcript/134132.htmlРежим доступа 01.02.2016

Вы здесь: На главную Отделение МАСТ в Санкт-Петербурге Проблематика социальных сетей и нравственный компас