Windows media crack
Reget keygen
Acronis disk director rus
Converter pdf crack
Origin rus
Disciples 3 crack

Font Size

Cpanel

Кино сегодня. Почему мы смотрим то, что смотрим?

Андрей Кашкаров, педагог-психолог, публицист, доцент Института нравственности, председатель Сакнт-Петербургского отделения Международной академии социальных технологий

Статья отвечает на вопрос почему кино в разных странах так существенно отличается друг от друга. Из всех видов искусства кино занимает уникальное место в жизни человека и влияет на отношения в социуме, ибо кинематограф — это социальный институт. Как и другие сферы искусства (возьму за пример наиболее близкое – литературу) главный фактор влияния воздействует, формируя сознания человека. Кинематограф наряды с другими сферами искусства неявно (незаметно, с инерцией осознания воздействия) определяет сознание масс и поколений. Это не громкие слова. Между мировоззрением человека, социальных групп и миром кино существует связь, рефлексия, так происходит формирование чувств, привычек, иллюзий, обычаев и традиций поколений. В процессе участвуют все сферы общественного сознания. Таким образом, в подтверждение сказанному, рефлексия от увиденной кинокартины изменяет сознание человека, делает его чуточку другим, заставляет задумываться. То же бывает и от прочитанной книжки, не правда ли? Или не бывает, если объект искусства, каким, среди прочих, является кино или книга, с помощью эмоций освобождает зрителя от напряжений реального времени, от негативных чувств: тоски, вины, страха, способствуя сопереживанию с автором, кино объединяет людей.

Кино - зеркало эпохи

Кино отвечает на вызовы времени. А вызовы времени формируются социальными стратами. В формировании ассортимента кинопродукции и репертуара в наше турбулентное время участвуют такие вполне материальные механизмы, как рекламный бюджет и, следственно распространение рекламы, лоббирование интересов определенных социальных групп, бюджет кинокартины, позволяющий режиссеру и директору кинокартины совершенствовать технические приемы и креативность идеи, использовать медиаэффекты и иллюзии, к примеру, просмотр кино в трехмерном изображении с помощью специальных средств.

Как массовый визуальный жанр кино имеет свои особенности, что и делает его уникальным: игра актеров и каскадеров, мастерство режиссеров, постановщиков и других членов съемочной команды. Хороший продукт искусства от посредственного выделяет заряд эмоций; по аналогии с увиденным переживаем и свою роль в ближайшем окружении, в социуме. И далеко не всегда эмоции бывают исключительно позитивными, иначе в киноиндустрии преобладал бы жанр комедии. Даже простой анализ популярных кинокартин за последние полвека показывает, что драм и ужасов выпускается намного больше, чем комедий. Самый распространенный жанр «триллер» примерно сохраняет свои позиции по популярности на протяжении десятилетий.

Кино намного более массовое явление, чем театр.  Еще одна изюминка кинематографа, как массового искусства — психологическое воздействие на человека. Изменению подвергаются внутреннее состояние человека, в частности его характерные черты, поведение и даже привычки. Как массовое искусство кино дает ориентир: так можно, и более опасный – так нужно (к примеру, чтобы быть успешным); это связано с передачей через визуализацию субъективного замысла создателя произведения искусства – передается мир режиссерских идей, которые зритель, возможно, реализует в своем сознании. Кинематограф действенно влияет на человека и занимает в его жизни определенное, важное место.

Кинематорграф как индикатор

По уровню кинематографа в определенной степени можно судить о состоянии общества. В какой-то степени правильным является утверждение, что кино по отношению к гражданам является манипулятивным инструментом. Через кинопродукцию, как фактор влияния, можно изменять не только социальные воззрения, но и историю, вернее – отношение к тем или иным историческим фактам. Да, конечно, таким фактором влияния является не только кино, но искусство вообще, но мы поговорим сейчас о тенденциях развития киноиндустрии первой половины XXIвека, на примерах того, что выгодно в данный момент для определенных влиятельных сил общества. Посредством кино можно изменить, «раскрасить» отношения к профессии, к личности, к социальному строю. Поэтому недооценивать значимости этого вида искусства никак не можно.

Зададимся вопросом: почему в американских, европейских, скандинавских фильмах «их» полицейские — это уважаемые люди, к которым всегда идут за помощью, и в кинолентах советского периода образ «честного милиционера» тоже был фактором формирования общественного сознания. Теперь мы можем видеть реалистичность героев этой профессии, которая за небольшими исключениями нивелируется, но отдельные персонажи действительно наделяются не только героическими, но и человеческими качествами. А кому нужна сказка «про белого бычка», ежели только под настроение, для ностальгии, что тоже иногда нужно. Это реалии времени. Это реально, поэтому «это смотрят». То же касается и сексуальных сцен. Деятелям, признанным в научном сообществе, известно высказывание «нет формул – не статья». Сегодня оно приобрело новый смысл: нет секса – некассовое кино (читай – не стоит труда создавать). Где объект, где субъект в том, что называется спрос и предложение?

Не составляет дилеммы вопрос о распределении свободного времени: почитать книгу или просмотреть фильм? Часто можно услышать однозначный ответ — кино! Зритель и гражданин сегодня настолько привязан к инновационным технологиям, что даже сам не замечает, как стал их заложником.

Новое поколение считает, что незачем читать про ту или иную историческую эпоху или про выдающегося деятеля искусства или государства, поскольку альтернативой выступает фильм на аналогичную тематику (сериал, телепередача и т.д.) В это не видят трагедии; для удобства, экономии времени действительно большинство желающих получить информацию без претензии на ее объективность (которую могут, вероятно, дать только научные исследования и архивные материалы) большинство людей желают посмотреть (кино) вместо чтения (книги). Интересно, что в культурологии известен, хоть и не типичен, обратный шаг: после просмотра сериала, люди ищут для чтения книгу, первооснову. Тем не менее, отход от чтения книг независимо от их формата, ведет к деградации. Впрочем, надо признать, получение информации и вдумчивое чтение как культурный аспект различия, несомненно, разные вещи.

Почти каждый мог бы дать субъективную оценку относительно некоторых кинокартин, посетовать на «распущенность» общества, определить нравственные приоритеты, которые субъективно хотелось бы видеть в развитии киноиндустрии. Но общество полярно и многолико, «один любит арбуз, а другой свиной хрящик». Статистика просмотров так называемых безнравственных кинокартин растет во всем мире (в России тоже) на протяжении нескольких десятков лет.

Статистика – эти «сухие» представления о фактах, никогда не сможет проницательно ощутить глубину пользы от знакомства с культурой. Только так и приходит понимание. А понимание – это начало или продолжение взаимодействия на общую пользу. Определяет статистику не эксперты в области кино и даже не киноманы, а массовый зритель. Если разобрать эту группу на составляющие, то окажется, что наиболее активна в ней молодежь (примерная возрастная категория до 35 лет), как признанный индикатор всевозможных реформ и направлений в общественной и государственной жизни. Именно этот массовый зритель определяет в кино как вызовы времени, так и предпочтения большинства, подчас голосуя «рублем». Отсюда подтверждающий статистику факт: сотни миллионов просмотров кинокартин с так называемым безнравственным с или иллюзорно-эффектным содержанием, типично отражающих реальную жизнь, против приверженцев десятков тысяч «шедевров высокого искусства», в которых популяризируются вечные ценности, душевность и человеколюбие во всех смыслах. Такие кинокартины можно увидеть на фестивалях авторского кино, иногда драматические фильмы, заставляющие серьезно задуматься, выходят под патронажем известных режиссеров, но общую тенденцию выбора зрителя и популярности, обозначенную выше, это уточнение не нарушает. Как правило, авторское кино не достигает того бюджета, что кино «с эффектами» и «для удовольствия». Спонсоры желают заработка и возврата вложенных в кинопроизводство денег, поэтому финансируют производство фильмов строго определенной направленности, с которых, впоследствии собирается «касса». Разумеется, сначала проводится глубокий анализ рынка, предпочтения публики, затем осуществляется спонсорская помощь. Логично, что она идет на поддержку того продукта, который можно хорошо продать. Отсюда, несомненно, кассовые сборы таких фильмов, как «Елки», несколько (6) сиквелов которого уже появились. Кино дарит людям кумиров. Кино дает представление о том, как живут люди, то есть задает шаблон, который копируется, ибо «так живут все». Как известно именно лесть – высшая форма подражания. И так формируется сознание.

Прибыльная и востребованная деятельность шоу-бизнеса

Вместо чтения литературы также предпочитают просмотр фильмов. Это связано не столько к клишированностью сознания современного общества (определяющая группа опять же молодежь), и тенденции к всевозможному упрощению, универсальности мысли, но и прямо связано с желанием получить удовольствие, дистанцироваться от тех же проблемных вызовов времени, уйти в выдуманную реальность. Это коррелирует с направлением развития гедонистического общества – удовольствия и потребление. То же самое работает в разных сферах искусства (включая кино), в связи с предпочтениями массового зрителя.

И здесь нет противоречия. Слова святого апостола Павла: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает» (1 Кор. 10,23), по этому принципу, казалось бы, должен действовать человек, занимая свой досуг. Представим себе не минутку, что человек не заблуждается, а искренне и обоснованно желает видеть легкое, развлекательное кино или кинокартину с большим количеством иллюзорных технических эффектов. В этом случае приведенные слова из Писания никак не противоречат его позиции, вне зависимости от того, что мы могли подумать об этом со стороны. Таким образом, путь любого человека для него самого – прям. И сколько бы не писали подобных статей, они находят отклик только у людей, разделяющих озабоченность ситуацией и авторские взгляды. Для остальных, которые считают, что их выбор в современном разнообразии кинокартин – норма, это лишь непонятный набор слов и несущественные аргументы.

В одной из статей на эту злободневную тему я прочел заключение ее автора, которое прошу здесь разместить полностью: «когда мы будем иметь во всем рассуждение, то тогда все чем бы ни заняли свое свободное время, то все пойдет нам на пользу и на обогащение нашей души, тогда интерес к чему-либо «нехорошему», в том числе и к просмотру безнравственных и пустых фильмов исчезнет сам по себе.» Это может понравиться только единомышленнику. И такого в массовом сознании не будет уже никогда. Каждый понимает верность распределения своего свободного времени по-своему. А хорошее и «нехорошее» суть продукт собственных обоснованных заблуждений.

В культуре и искусстве, на мой взгляд, вообще нет понятий нехорошего. Есть понятия недопустимого в конкретном социуме, понятия нетипичного, нежелательного и даже опасного. Все эти оценки зависят от установки и, в общем смысле, подвижны во времени. Поэтому я давно оставил некогда присущие мне попытки воззвания к нравственности с журнальных и книжных страниц, от одного только моего желания или показательного анализа ситуации, в частности по близкой мне теме популяризации чтения, как инструмента развития личности, ситуация не меняется. Это понятно: на людей влияет огромное количество факторов политических, экономических, культурных (и др.), и именно они определяют «лицо общества», а не чей-либо даже авторитетный анализ. Он, этот анализ, позволяет задуматься лишь тем, кто обеспокоен ситуацией. Остальные без помех живут, как прежде, ибо культурная составляющая личности в наше время (да и никогда прежде – тут можно говорить лишь о большей или меньшей степени влияния, но не о прерогативе) не является безусловно главенствующим фактором, да и нет массовых авторитетных примеров ни в социуме, ни в руководстве. Кто же виноват, что лицо (исключения только подтверждают правило) у нас сегодня такое. Бог дает лицо и не ошибается, сказал Ходжа Насреддин. Это надо принять, как факт, данность. И потом уже искать путь улучшения. Этот путь не может быть массовым, скорее индивидуален. Как не может быть одной совести на всех. Несомненно, в наших возможностях не деградировать еще дальше, или по крайней мере, уменьшить скорость деградации.

Что и почему смотрят «за кордоном»

Если у итальянцев «золотым ключиком» можно было открыть заветную дверцу в театр, то в Финляндии золотой ключик идеально подходит к двери в кинотеатр. С 1870 года наблюдалось возрождение финской национальной культуры. Именно в это время появились шедевральные первые произведения Алексиса Киви, считающегося также основоположником национального театра Финляндии, и это подтверждается исторически: производство немых кинофильмов в конце XIX - начале ХХ века в стране Суоми росло быстрее, чем в России, а к началу 1914 года по темпам развития кинематографа уступали лишь Франции, обгоняя в кинопрокате и Россию и - Швецию. В 1899 году в Финляндии открывается первый кинотеатр, а спустя 12 лет – в 1911 году на территории страны было уже несколько «кинодворцов», наиболее известный из которых имел название «Максим». «Kinematograph International» считается первым «электротеатром», открытым в Хельсинки финским гражданином, пекарем Густафом Нордином в 1901 году, он проработал менее месяца. Позже, в апреле 1904 года, инженер К.Э. Стольберг открыл кинотеатр Maailman ympäri («Вокруг света»), где были показаны первые немые фильмы, снятые непосредственно в Финляндии. Большинство современных кинотеатров Суоми (самоназвание Финляндии) имеет 5…10 разных по размеру зрительных залов

В этом контексте мы можем просмотреть «эволюцию» кинематографа. Сначала финские фильмы напоминали зарисовки, минутные отрезки хроники из реальной жизни, их никто не воспринимал всерьез. 28 июня 1896 года приехавшие через Россию братья Люмьер – признанные популяризаторы синематографа организовали первый показ «синема» на территории Финляндии; в отеле Seurahuone - это мероприятие было принято с фееричным успехом. Именно эта дата считается началом эпохи кино в Финляндии. Дальше успех финского кино в родной стране рос как снежный ком. Когда в фильмах начали рассказываться финские истории и стали мелькать кадры родных финских пейзажей, успех не заставил себя ждать. Интересно, что в то время кинотеатры оснастили специальными сидениями для полицейских. В этом месте у многих читателей может возникнуть справедливый вопрос - зачем? Оказывается, не только дети с особенным воодушевлением посещали кинозалы на заре становления кинематографа; огромная популярность художественных фильмов, снятых талантливыми финскими мастерами Каарло Стольбергом, Оскаром Алоненом, Ю. Гренроосом и другими подняла вопрос о безопасности на кинопоказах. Полицейские призваны были не только следить за тем, чтобы на спинках сидений не рисовали знаки «зорро», но и осуществляли цензуру фильмов, контролировали их «содержание». Отчасти для того, чтобы приемы преступников, показанные в кино, не перенимали на свой лад добропорядочные граждане с хуторов и весей.

Еще одна особенность европейского и скандинавского кино касается сюжетной линии. Довольно много в прокате фильмов об отцах и детях. В России это пока не типично, а, к примеру, в Швеции из 480 дней отпуска по уходу за детьми 60 дней должен обязательно взять отец, иначе эти дни не идут в счет отпуска (пропадают). Некоторые отцы семейства сидят с детьми и ровно половину из выделенных 480 дней - чем не сюжеты для фильмов. А у нас иное трудовое законодательство. И иные режиссеры. Хорошо, что примеры успешного российского кино новейшего времени есть. Не прибегая к рекламе, отмечу, что русская драматическая школа всегда была богатой. Такие сценарии, как «Левиафан», как «Двенадцать» символизируют разрушающие испытания психологической природы человека. Это как в механике сопротивления материалов: бывают неразрушающие испытания, а бывают разрушающие. Некоторые «наши» фильмы до сих пор отличают от западных степень (глубина) этой разрушающей природы персонажей; держи себя в холодке, в тенечке безопасности и неподсудности и нет разрушения, а где «выкручивание рук», самобичевание и беспросветная тоска российской действительности, против которой ты одинок навеки, там работа души, которая, как известно по самому хорошему сценарию «обязана трудиться». Безотносительно страны происхождения, цепляющая драма та, где режиссер создает своих человечков и помещает их под пресс.

Нам полезно будет ответить и на интересующий многих русских киноманов и просто зрителей вопрос – почему современные европейские и скандинавские фильмы драматично-иллюзорны, почему много в прокате фильмов ужасов, неужели скандинавы живут настолько культурно одноцветной жизнью, что «не видят просвета в конце туннеля». Это действительно актуальный вопрос, который задают знатоки европейского кино. Когда работал над монографией, и изучал историю и тенденции кино стран Скандинавии, тоже всесторонне интересовался вопросом - почему в Скандинавии, и даже в Европе (Финляндия считается североевропейской страной) в последние 3-4 декады лет популярны фильмы ужасов?

У финнов есть два преимущества: их идеи и желание поэкспериментировать. Финны действительно любят смотреть фильмы со сценами ужасов, этот жанр называется «хоррор». А киноиндустрия (обоснования мы рассмотрели выше) дает продукцию для удовлетворения спроса. Звучит зловеще, но ничего особенного нет. Более того, фильмы ужасов финских режиссеров – желанные гости некоторых русских кинофестивалей, в которых заявлено международное участие. Прообразом фильмов ужасов, так популярных в Скандинавии и Европе, подчас являются реальные истории, которые приводят к ужасным преступлениям. Как гость и участник нескольких фестивалей финского кино, я не понаслышке знаю мнение режиссеров и продюсеров из Финляндии: цель не столько напугать зрителя, но вернуть – прежде всего финских зрителей – к обстоятельствам и сюжету фильмов.

В Cкандинавии большую часть года темно: буквально – просыпаешься еще темно, приходишь домой с работу – уже темно. Нередко к темноте прибавляется холод. Это зависит от географических особенностей и климатической зоны. Финские психоаналитики скажут вам, что в стране у них богатая клиентура, и основной диагноз пациентов сезонная депрессия. Следствием этого является статистика суицидов, которую не скрыть. Да финны и не скрывают: обратитесь к финской литературе и полицейским сводкам (все есть в открытом доступе) и вам все станет ясно. Почитайте, как несчастны люди... У 90 % горе. Обсуждают только негативное. Да, откликаются на боль, тяжелые переживания, утрату, к примеру, аварии, убийства, «расчлененку», войну…

Генеральный директор компании Audiovisual Finland Йоханна Карппинен откровенна: «финские фильмы ужасов и научная фантастика традиционно очень сильные». Если говорить о новых трендах, то популярностью пользуются не столько «ужасы», сколько сюжетные линии на стыке жанров, к примеру, обворожительные молодые женщины со сверхъестественными способностями устраивают свою судьбу (кинофильм «Нимфы»).  Массовый интерес подтвержден тем, что финский телесериал закупили многие страны от Японии до Канады, и даже в Африке его смотрят. Некоторые темы не подвластны времени. Красивые, бессмертные женщины с необычными способностями также интересны аудитории сейчас, как были интересны в свое время древним грекам. Одна из самых популярных финских драм сегодня – «Черные вдовы». В ней рассказывается о трех женщинах, убивших своих «жестоких» мужей и пытающихся избежать наказания. Сериал только что получил награду национальной премии Hulda Export Award от Audiovisual Finland. Чем не международный и даже российский тренд? Сама идея фильма привлекательна для международной аудитории.

Квинтэссенция реальности

К сожалению, и это подтвердит вам любой журналист, все описанное суть мировая тенденция, в России то же самое. Хороший, цепляющий информповод должен быть негативным. Только такой «цепляет» зрителя. То, как «пионеры перевели бабушку через дорогу» или на зимнем пруду спасли уточек, массового потребителя киноиндустрии уже не интересует (да, в середине ХХ века в России было иначе). Отсюда и тенденциозность объектов культуры в сегменте интеллектуальной собственности. О чем-то требующем воодушевления, энтузиазме вообще не пишут или ерничают в комментариях. Ибо это не типично. Профессионалы эпистолярного жанра утверждают, что это… непонятно большинству. Если человека интересуют только деньги, этот очень низкий уровень мотивации. Другое дело, к примеру, девушке нужны деньги, потому что она и младший брат остались без родителей, и ей нужно «учить» брата в институте, а для этого нужны деньги. Это высокий уровень мотивации, но он не относится к нашим деятелям культуры. Самые большие рейтинги (если предположить их валидность) на телевидении имеют трагедии и сопереживания в телепередачах типа «Пусть говорят…». Та же тенденция и в профессиональном кинематографе.

«Многое из того, что происходит в мире, - идиотизм, который усугубляется день ото дня, но осуждение этого идиотизма представляется мне банальностью», - сказал польский драматург Славомир Мрожек в «Автобиографии». Еще один важнейший для отечественной культуры вопрос – почему нас буквально «пичкают» всей этой чернухой, неужели деятели культуры, отвечающие за тематику кинорепертуара сплошь некомпетентны и настолько испорчены? Я часто убеждаюсь, когда люди говорят, что дело не в деньгах, на деле все получается, как раз наоборот. Совесть и профессионализм, сегодня такие сравнения настолько завуалированы, что только проницательность, основанная на неизменной истине может разделить верно или соединить верно эти понятия. Посмотрите кругом: во всех сферах от медицины до библиотеки и киноиндустрии все завязано на деньгах, финансировании. Финансирование поступает сверху. Значит… надо уметь быть удобным, иначе тебя или заменят, или, если место не престижное – обойдут материальными благами. Знакомая история? Посмотрим на разочарование как на доказательство ума. Кто не испытывал разочарований? Только тот, кто упорствует в заблуждениях. Именно это означает, что его разум спит, либо он попросту отсутствует. Опять же актуализируется лесть, как высшая форма подражания. А когда речь о деньгах, музы поистине молчат. Результат - недовольство выпущенным продуктом, равно как и его оплатой тоже не из сего мира. Довольство - это результат неиспорченной природы и здоровых отношений (которые теперь только снятся). И это тоже реальность. Надо кормить семью и оставить детям недвижимость в Испании, а не думать о культуре доморощенных потребителей продукции киноиндустрии. Причем по действующему закону никакого нарушения в таком подходе нет. Поистине, страшно, что такая ситуация теперь во всех сферах, и кино не исключение. Неудивительно, что об этой проблематике пишут: у каждого есть то, что дороже денег. Но не тогда, когда ты занят деньгами; если «все хорошо», таким строчкам в уме не место.

Кинематограф и сегодня зеркало окружающего нас повседневного абсурда. Есть вещи, которые вечны, потому, что повторяются. «Завтра - это сегодня, да только завтра» - так звучит один из грустных афоризмов Мрожека. Некоторые, «не читающие», только благодаря кино осознавали, в чем они принимают участие. Санкт-Петербург - это плохо освещенная окраина Европы, но еще не Европа. Хорошо бы в Европу убежать, но нас туда не возьмут. По Ф. Искандеру, нужно время и опытный глаз, способный увидеть новые формы несвободы и выработать новые способы сопротивления засилью бескультурья. Искандер говорил, что это время пока не пришло. Будем ждать: и тексты, и кино учат нас не только мужеству, но и терпению.

 

Вы здесь: На главную Отделение МАСТ в Санкт-Петербурге Кино сегодня. Почему мы смотрим то, что смотрим?